Главная страница 1страница 2страница 3страница 4
НОУ Восточный Институт

Дипломная работа

Учитель и Ученик в традициях Дзен, Айкидо и Рейки: к постановке проблемы

Студентки V курса

Борисенко Анны Станиславовны

Научный руководитель:

------------------------------------------

------------------------------------------

Рецензент:

-----------------------------------------

-----------------------------------------

Санкт-Петербург

2008

Оглавление



ВВЕДЕНИЕ .………………………………………………………………………3

ГЛАВА I. ДЗЕН-БУДДИЗМ



    1. Возникновение и развитие Дзен-буддизма………………………...4

    2. Дзен – определение термина............................................................10

    3. Дзен-буддизм……………………………………………………….12

    4. Наставничество в Дзен-буддизме. Система коан………………...13

ГЛАВА II. АЙКИДО

2.1. История Основателя…………………………………………….……20

2.2. Лекции Основателя…………………………………………………..27

2.3. Передача Истины……………………………………………..………30

2.4. Процесс обучения…………………………………………………….32

ГЛАВА III. РЕЙКИ

3.1. Рейки – определение термина.............................................................35

3.2. История Рейки………………………………………………..………36

3.3. Инициация в Рейки…………………………………………………..38

3.4. Учитель и Мастер…………………………………………………….40

3.5. Западное и японское движение Рейки………………………………41

ВЫВОДЫ……..........…………………………………………………………….47

ЗАКЛЮЧЕНИЕ………………………………………………………………….49

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ……………………………………………………….53

КРАТКИЙ СЛОВАРЬ ТЕРМИНОВ……………………………………………56

ПРИЛОЖЕНИЕ 1: Фотографии мемориала д-ра Усуи………………………..58

ПРИЛОЖЕНИЕ 2: Описание мемориала д-ра Усуи…………………………..60

ПРИЛОЖЕНИЕ 3: Доктор Усуи: автобиографические заметки и вводная лекция…………………………………………………………………………….63



ВВЕДЕНИЕ.

Для каждого, кто хоть раз находился в духовном поиске, кто пытался найти свой путь или понять себя, наступает определенный момент, когда необходимо выбрать себе учителя, или наставника. И каждый подходит к этому по-разному. Кто-то выбирает первого попавшегося учителя, почти наугад. К кому-то учитель приходит сам. Кто-то понемногу общается со всеми учителями различных духовных дисциплин, чтобы затем выбрать того, кто наиболее удовлетворяет его внутренним требованиям. Какой бы способ человек не выбрал, поиск и нахождение учителя – процесс всегда немного мистический.

Сейчас все большее количество людей не устраивает духовный уровень, которым они, в силу ряда причин, обладают. Они начинают искать пути повышения этого уровня и в определенный момент заходят в тупик от количества и качества информации. Многие, преодолев этот период жизни, выбирают определенное направление духовного совершенствования. И они начинают искать настоящего Учителя.

В литературе отношения между Учителем и учеником если и освещаются, то как бы вскользь, мимоходом, в то время как эта тема заслуживает самого глубокого исследования. Система отношений между Учителем и учеником в японской культуре – тема очень сложная и многоуровневая, потому данная работа – лишь прикосновение к этой теме

Таким образом, в дипломной работе мы ставим следующие задачи:


  1. Охарактеризовать историю возникновения Дзен-буддизма, Айкидо и Рейки.

  2. Определить содержание этих дисциплин, а также способы передачи знаний в них.

  3. Рассказать о Великих Учителях Дзен-буддизма, Айкидо и Рейки.

ГЛАВА I. ДЗЕН-БУДДИЗМ

Влияние Дзен на нашу повседневную жизнь довольно обширно, хотя зачастую оно столь неуловимо, что большинство людей не осознают этого. Все великие открытия и изобретения совершались под воздействием Дзен, выражающемся в глубоком медитативном состоянием сознания, отличным от обычного состояния. К примеру, когда великий Микеланджело создавал свои творения, его сознание контактировало с космической реальностью в том состоянии, которое описывается как дзен.



1.1. Возникновение и развитие Дзен.

Признаки, отличающие Дзен от других направлений буддизма, если пытаться выразить их словами, трудно уловимы. Однако Дзен обладает определенным и присущим только ему духом. Его, вероятно, лучше всего можно описать, как «прямоту». В других школах буддизма пробуждение представляется чем-то далеким, почти сверхчеловеческим, достижимым лишь после многих и многих существований, полных терпеливого усердия. В Дзен же всегда присутствует такое ощущение, будто пробуждение – нечто вполне естественное, оно может произойти в любой момент. Если его трудно достичь, то лишь потому, что все слишком просто. Та же прямота характеризует и методы обучения Дзен: он указывает истину прямо и непосредственной, не отвлекаясь игрой в символы. «Прямое указание» означает открытое выражение Дзен с помощью несимволических действий или слов. Непосвященному они могут показаться странными, поскольку относятся к самым обыденным житейским вещам, а порой и совсем бессмысленным. В ответ на вопрос о природе буддизма учитель произносит какие-то пустые слова о погоде или производит обыкновенное действие, никак не связанное с духовными материями. До середины династии Тан (приблизительно 700-900 гг.) примеров подобного рода встречается немного, так как тогда Дзен не достиг зрелости. Но они созвучны позиции древних учителей, искавших мгновенного пробуждения в самой гуще повседневной жизни

Хотя в индийском буддизме не удалось обнаружить особых следов школы Дхьяны (Дзен), из-за недостатка сведений нельзя считать доказанным, что ее не существовало. Если характерным признаком Дзен является внезапное или мгновенное пробуждение без какой-либо предварительной подготовки, то предпосылки этого принципа следует искать в Индии. Ланкаватара Сутра (Сутра о пришествии Будды на Ланку) утверждает, что существует как постепенные, так и внезапные достижения просветления: первый путь – очищение загрязненных устоев или проекций ума, второй – внезапный переворот в глубинах сознания, при котором исчезает дуалистический взгляд на мир. Существует также явная связь между идеей о мгновенном пробуждении и принципом Сутры Алмазного Меча: «достигнуть пробуждения – значит, ничего не достигнуть». Другими словами, если нирвана возможно только здесь и сейчас, так что искать ее – означает ее потерять, постепенное приближение к ней вряд ли возможно. Достичь ее можно только сейчас, непосредственно. Подобного рода традиция существует также в тантрическом буддизме. Тибетский буддизм также содержит учение о Кратчайшем Пути – стремительном и крутом восхождении к нирване тех, кто обладает достаточным мужеством.

Однако нет никакой необходимости предполагать, что в Индии когда-либо существовала отдельная особая школа Дхьяны. Возникновение Дзен вполне объясняется знакомством даосов и конфуцианцев с основными постулатами буддизма Махаяна. И возникновение традиций, близких Дзен, наблюдается почти сразу, как только сутры Махаяны стали известны в Китае, то есть, начиная с трудов индийского ученого монаха Кумарадживы (344-413), который в 384-413 гг. перевел их на китайский язык.

Традиционная версия школы Дзен гласит, что где-то около 520 года Бодхидхарма (приблизительно 440-528) прибыл из Индии в Кантон и появился во дворе императора Лянг-У (годы жизни найти не удалось), страстного поклонника буддизма. Однако, и учение Бодхидхармы, и его грубые манеры не понравились императору, и учитель удалился в монастырь в княжество Вей, где и пробыл несколько лет, «уставившись взглядом в стену», пока, наконец, не нашел себе подходящего ученика в лице Хуэй-ко (486-593?), который впоследствии стал Вторым Китайским Патриархом Дзен.

Дзен-буддийская традиция изображает Бодхидхарму как свирепого с виду человека, с густой бородой и проницательным взглядом широко открытых глаз. Легенда рассказывает, что однажды он уснул во время медитации и так рассердился на себя, что вырвал себе ресницы; упав на землю, они проросли первым чайным кустом. С тех пор дзен-буддийские монахи употребляют чай как средство против сна. Он хорошо проясняет и укрепляет сознание.

Легендарная беседа Бодхидхармы с императором дает представление о резком и прямом характере учителя. Император подробно описал все, что он сделал для распространения буддизма в своей стране, и спросил, что заслужил он своими деяниями. При этом он исходил из распространенного мнения, что постепенное накопление заслуг ведет ко все лучшему существованию в будущих жизнях и будет увенчано достижением нирваны. Но Бодхидхарма в ответ сказал: «Ровным счетом ничего». Такой ответ подорвал веру императора в буддизм, и он спросил: «Каков же, в таком случае, основной принцип святого учения?» Бодхидхарма ответил: «Да оно пусто, в нем нет ничего святого». «Кто же тогда ты, кто стоит перед нами?» «Я не знаю», - был ответ.

После этой беседы, которая весьма разочаровала императора, Бодхидхарма удалился в монастырь Вей, где, по преданию, провел девять лет в пещере, уставившись в стену. Это выражение не следует понимать буквально, оно описывает внутреннее состояние учителя, который освободил свой ум от всех понятийных представлений. Так он жил, пока однажды к нему не пришел монах Шень-гуан (годы жизни найти не удалось), а вслед за ним и Хуэй-ко, который впоследствии стал его преемником.

Хуэй-ко не раз просил Бодхидхарму дать ему наставления, но все время получал отказ. Однако, он продолжал сидеть в медитации у входа в пещеру, терпеливо ожидая на снегу. Бодхидхарма, наконец, спросил, что ему надо.

«У меня нет в уме покоя, - сказал Хуэй-ко. – Пожалуйста, успокой мой ум».

«Вытащи его и покажи мне его, - ответил Бодхидхарма, - тогда я успокою его».

«Но когда я начинаю искать свой ум, - возразил монах, - я никак не могу обнаружить его».

«Ну вот, - рявкнул Бодхидхарма, - я и успокоил твой ум».

В этот момент у Хуэй-ко произошло просветление, так что этот разговор призван служить первым образцом того, что стало характерным приемом обучения в Дзен.

Преемником Хуэй-ко, по преданию, стал монах Сэн-цань (ум. 607 г.), и их первый разговор имеет ту же форму, что и диалог с Бодхидхармой. Только Сэн-цань просил у учителя не покоя ума, а очищения от заблуждений. Ему приписывают знаменитое стихотворение, которое можно рассматривать как первую отчетливую и ясную формулировку Дзен. Даосская окраска его ощущается с первых строчек:

Совершенное Дао – легко,

Нужно только избегать осуществления выбора.

Следуй своей природе и будь в гармонии с Дао:

Двигайся вперед и перестань беспокоиться.

Если твои мысли связанны, ты портишь то, что подлинно.

Не будь противником мира чувств,

Ибо когда ты им противишься

Оказывается, что это то же самое, что совершенное Просветление.

Мудрец ни к чему не устремляется.

Невежественный человек сам себя связывает.

Если трудишься над своим умом с помощью ума,

Как избежать тебе невероятного заблуждения?

Четвертым патриархом Дзен вслед за Сэн-цанем стал, как утверждает легенда, Дао-синь (579-652 гг.). Он пришел к Сэн-цаню с вопросом:

- Каким способом можно достичь освобождения?

- Кто связал тебя? – спросил Сэн-цань.

- Никто меня не связывал.

- Тогда зачем ты стремишься к освобождению?

И это было моментом пробуждения (сатори) Дао-синя.

Пятым патриархом был Хун-жань (601-675 гг.). Он был, по-видимому, первым патриархом, который приобрел много последователей, ибо рассказывают, что он руководил монашеской общиной человек в пятьсот в монастыре на горе Желтой Сливы. Однако его далеко затмил ближайший его преемник Хуэй-нен (637-713 гг.), чья жизнь и учение знаменуют подлинное начало истинно китайского Дзен, который затем и процветал в течение двухсот лет царствования династии Тан (приблизительно 700-900 гг.); эпохи, получившей название «эпохи деятельного Дзен».

Рассказывают, что Хуэй-нен получил свое первое просветление, когда еще мальчиком услыхал чтение буддийских текстов. Он тут же отправился в монастырь Хун-жаня на горе Ван-мей, чтобы укрепиться в своих намерениях и получить дальнейшие наставления. Его первое сатори произошло спонтанно, без помощи учителя, а легенда рисует его как неграмотного крестьянина. Видимо, Хун-жань сразу же оценил глубину его интуиции, но опасаясь, как бы низкое происхождение не сделало Хуэй-нена нежелательной фигурой в обществе ученых монахов, патриарх послал его работать на кухне.

Спустя некоторое время Хун-жань объявил, что ищет себе преемника, которому и передаст власть вместе с символами: одеянием и чашей для подаяния (по преданию, когда-то принадлежавшей самому Будде). Этих предметов будет удостоен тот, кто представит лучшее стихотворение, выражающее его собственное понимание буддизма. Главным монахом в то время в общине был некто Шень-сю (годы жизни найти не удалось), все ожидали, что власть перейдет к нему, так что и не пытались с ним соперничать.

Шень-сю, однако, не был уверен в своем понимании буддизма и представил стихотворение анонимно, намереваясь признаться в авторстве лишь в случае, если патриарх одобрит его. Ночью на стене коридора он начертал следующее:

Тело – древо Бодхи.

Ум – как светлое зеркало на подставке.

Не забывай протирать его постоянно,

Не позволь ему покрыться пылью.

На следующий день патриарх прочел стихотворение и сказал, что тот, кто следует таким правилам, сможет осознать свою истинную природу. Но когда Шень-сю пришел к нему тайком и признался в своем авторстве, патриарх заявил, что его понимание еще далеко от совершенства.

На следующее утро на стене рядом с первым появилось новое стихотворение:

Никогда не было ни дерева Бодхи,

Ни чистого зеркала на подставке.

В сущности нет ни единой вещи,

Куда же сесть пылинке?

Патриарх знал, что только Хуэй-нен мог написать эти строки, но, опасаясь зависти монахов, он стер их и ночью тайно вызвал Хуэй-нена к себе. Тут он передал ему патриаршество вместе с одеянием и чашей и велел бежать в горы и скрываться там, пока обида монахов не утихнет и не наступит время для его публичного учительствования.

Хуэй-нен учит, что вместо попыток очистить сознание или опустошить ум, нужно просто дать ему волю, поскольку ум – это не то, чем можно овладеть. Отпустить ум – это то же, что и отпустить поток мыслей и впечатлений, которые приходят и уходят. Не надо ни подавлять их, ни удерживать, ни вмешиваться в их ход. Об обычной практике медитации он говорит:

Концентрировать ум на самом себе и созерцать его, пока он не станет спокойным – это не Дзен, а болезнь. Удерживать тело в одной позе долговременным сидением – какое отношение это имеет к Дхарме?

Для опровержения ложного понимания Дзен как простого опустошения ума, Хуэй-нен сравнивает Великую Пустоту со Вселенной и называет ее Великой не только потому, что она пуста, но потому, что она содержит солнце, луну и звезды. Истинный Дзен в том, чтобы почувствовать, что твоя природа подобна пространству Вселенной, и что мысли и ощущения проплывают в этом первозданном состоянии, как птицы в небе, не оставляя следа. Пробуждение в его школе внезапно, потому что оно рассчитано на людей, живо соображающих, а не на тех, кто мыслит медленно. Последние поневоле должны понимать понемногу, или через долгие годы, потому что учение Шестого Патриарха не допускает никаких ступеней для роста. Пробуждения или вообще нет, или оно – полное; природа Будды не знает частей и делений, поэтому ее нельзя воспринять постепенно.

Хуэй-нен умер в 713 году, и с его смертью прекратился институт патриаршества. Традиции Хуэй-нена перешли к его пяти ученикам: Хуай-жан (ум. 775), Цинь-юань (ум. 740), Шень-хуэй (668-770), Сюань-цзюо (665-713) и Хуэй-чжун (677-744). Духовное наследие Хуай-жана и Син-су дожило до наших дней в виде двух основных направлений Дзен в Японии: Риндзай и Сото.

В 1191 году японский монах Эйсай (1141-1215) положил начало школе Риндзай в Японии. Он основал в Киото и Камакура монастыри, пользовавшиеся покровительством императора. Школу Сото ввел в Японии в 1227 году гениальный Догэн (1200-1253), который основал крупный монастырь Эйхейдзи, отказавшись, однако, от императорского покровительства. Следует сказать, что Дзен появился в Японии вскоре после начала эры Камакура (1185-1333 гг.), когда военный диктатор Йоритомо (1147-1199) и его сторонники самураи захватили власть, свергнув уже начинавшую разлагаться аристократию. По исторической случайности военный класс самураев принял именно эту разновидность буддизма, которая крайне импонировала ему как своим практическим земным характером, так и прямотой и простотой своих методов. В результате родился особый образ жизни, известный под названием Бусидо – путь воина, который представляет собой Дзен, примененный к искусству войны. Каким образом миролюбивое учение Будды можно связать с военным искусством – всегда оставалось загадкой для буддистов других направлений. Однако вклад Дзен в японскую культуру не ограничивается Бусидо. Дзен в Японии проник почти во все стороны жизни людей: в архитектуру, поэзию, живопись, садовое искусство, спорт, ремесла и торговлю. Он пронизывает обыденную речь и мысли простых людей.

Догэн (1200-1253) внес неоценимый вклад в культуру Японии. Его огромный труд «Сокровище истинного ока дхармы» был написан на народном языке и освещал все стороны буддизма, начиная с формальной дисциплины и заканчивая глубочайшими духовными аспектами учения. Хакуин (1685-1768) перестроил систему коан и воспитал не менее восьмидесяти последователей Дзен. Банкей (1622-1693) изобрел особый способ обучения Дзен – такой простой и легкий, что трудно было поверить в его эффективность. Он обращался к многочисленным толпам крестьян и мелкого люда, но важные лица не осмеливались следовать за ним.



1.2. Дзен – определение термина

Считается, что в Дзен мы находим всю философию Востока в кристаллизованном виде. Однако из этого не следует, что Дзен является философской системой. Дзен решительно не является системой, основанной на логическом анализе. Дзен не учит нас ничему в смысле умственного анализа, а также не предлагает никакой определенной доктрины в качестве руководства для своих пользователей. В этом отношении Дзен, если можно так выразиться, произволен. Его последователи могут иметь свои доктрины, но они носят сугубо личный характер и не обязаны своим возникновением Дзену. Поэтому Дзен не имеет дела ни с какими «священными писаниями» или догматами, а также не содержит в себе никаких символов, посредством которых раскрывалось бы его значение. Таким образом, Дзен ничему не учит. Какие бы учения ни содержались в Дзене, они исходят из умов их создателей. Мы сами себе создаем учения. Дзен указывает путь.

Можно было бы спросить, является ли Дзен религией? Это не религия в популярном понимании, так как в Дзене нет бога, которому можно было бы поклоняться, нет также никаких церемоний, обрядов, ни земли обетованной для отошедших в мир иной, нет такого понятия, как душа, бессмертие которой так сильно волнует некоторых людей. Дзен свободен от всех этих догматических и религиозных затруднений. Дзен не отрицает существование бога, поскольку не имеет дела ни с утверждением, ни с отрицанием. Когда что-либо отрицается, само отрицание уже включает в себя противоположный элемент. В логике это неизбежно. Дзен стремится подняться выше логики и найти высшее утверждение, не имеющее антитезы. Поэтому Дзен не отрицает Бога, не утверждает его существования, так что в Дзен нет такого Бога, к которому привыкли христианские умы. Таким образом, Дзен в равной мере не является ни философией, ни религией.

Что касается тех различных изображений и статуй Будд и других существ, которые можно встретить в храме Дзен – это не больше, чем куски дерева, камня или металла. Можно выбрать, например, камелии в полном цвету и поклоняться им – Дзен вполне допускает и это. В таком поклонении не меньше религии, чем в поклонении статуям Будд, иконам, а также в омовении святой водой или в символическом вкушении плоти и крови Христовой. Религиозные люди считают эти церемонии чем-то похвальным и нужным, но в свете Дзен – это условности.

Основная идея Дзен – войти в контакт с внутренними процессами нашего существа, причем сделать это самым прямым образом, не прибегая ни к чему внешнему и неестественному. В связи с этим, все, что связанно с внешней стороной, в Дзен отрицается, так как единственный авторитет – это наша собственная внутренняя природа. Это верно в самом прямом смысле этого слова. Даже рассудочная деятельность не может считаться чем-то конечным и абсолютным. Наоборот, она мешает уму установить прямую связь с самим собой. Миссия интеллекта – служить посредником, а Дзен не имеет дела с посредничеством (кроме общения с другими людьми). Дзен стремиться ухватить самую суть жизни самым решительным и непосредственным образом. Если до конца понять Дзен, ум придет в состояние абсолютного покоя и гармонии. Какие бы формальности и условности не наслаивались на Дзен за его долгую историю, его жизненный родник не иссяк. Главная заслуга Дзена заключается в том, что он верит в способности человека, отбросив всякие предвзятости и ограничения, проникнуть в основу самой жизни.

1.3. Дзен-буддизм.

Со времен Бодхидхармы, пришедшего в Китай из северной Индии, подвергаясь спокойному и систематическому развитию в течение более двух столетий, Дзен-буддизм о и прочно обосновался на земле конфуцианства и даосизма в виде учения, претендующего на:

- особое откровение без посредства святых писаний

- независимость от слов и букв

- прямой контакт с духовной сущностью человека

- постижение сокровенной природы человека и достижение совершенства Будды.

Точно неизвестно, кто и когда сформулировал эту четыре строчки, характеризующие учение Дзен-буддизма. Мы предлагаем проанализировать эти строки и посмотреть, что составляет основу этого учения.

«Особое откровение без посредства святых писаний» вовсе не говорит о существовании эзотерического буддизма под названием «Дзен». Эта фраза означает то же, что и последующая, про «независимость от слов и букв». Дзен презирает слова, понятия и доводы, основанные на них. Он считает, что уже с самого начала нашей сознательной жизни мы избрали неверный путь излишнего умствования. Мы обычно производим на свет слишком много идей и слов, принимая их за действительность. Они так глубоко укоренились в нашей природе, что мы не мыслим жизни без них. Мы считаем, что слова – это все, а опыт – ничто, или что-то второстепенное и, рассуждая так, мы привыкли судить о жизни и исчерпывать, таким образом, источники творческого воображения. Дзен стоит за непосредственное восприятие реальности.

Теперь возьмем следующие две строчки, определяющие Дзен: «прямой контакт с духовной сущностью человека» и «постижение сокровенной природы человека и достижение совершенства Будды». Здесь следует рассмотреть, что такое духовная сущность человека, сокровенная природа и Будда.

Духовная сущность человека не есть его обычный ум или психическая деятельность – ум, который мыслит и чувствует согласно законам логики и психологии. Это нечто, лежащее за этими мыслями и чувствами. Эта духовная сущность, или Ум, и составляет нашу «сокровенную природу» или основу всех вещей. Если мы поняли, что такое Ум – мы поняли, что такое природа, так как это одно и то же. Тот, кто постиг природу Ума и постоянно живет в совершенной гармонии с природой. И есть Будда, или просветленный. Будда – это олицетворение природы. Таким образом, мы можем сказать, что все эти три термина – природа, Ум и Будда – это различные отправные точки. По мере изменения своего месторасположения мы пользуемся то одним, то другим.

Идеал Дзен, выраженный в вышеупомянутых четырех строчках, состоит в том, чтобы постичь реальность, не испытывая затруднений интеллектуального, морального, ритуального или какого-либо другого плана.

1.4. Наставничество в дзен буддизме. Система коан.

Когда наставник Дзен использует коан как средство проверки или обучения ученика, предлагая решить этот коан, то очевидно, что давать ответ в этом случае он не будет, иначе теряется сама цель обучения.

Коан имеет целью искусственное или систематическое развитие в последователях Дзен того, что древние учителя открывали в себе непосредственно. Коан также позволяет передать опыт Дзен большему количеству умов, на что, в отсутствие этой системы, наставник Дзен не мог бы и надеяться. Таким образом, коан стремится к популяризации Дзен и в то же самое время является средством сохранения Дзен во всей его подлинности.

Без системы коан Дзен уже давно умер бы. Это уникальное наследие дальневосточной культуры. Если бы Дзен был предоставлен самому себе, он бы, несомненно выродился и превратился в практику «спокойного сидения» и «безмолвного созерцания» или в простое запоминание множества высказываний и диалогов учителей Дзен. Для того, чтобы спасти положение и предусмотреть дальнейшее здоровое развитие Дзен, учителя не могли найти средства лучшего, чем коан.

Что такое коан? Коан обозначает «некий общеизвестный документ, представляющий собой эталон суждения», посредством которого проверяется правильность понимания Дзен. Коан, как правило, представляет собой какое-либо утверждение, сделанное древним учителем Дзен, или какой-нибудь ответ, данным им вопрошающему. Вот некоторые из коанов, которые обычно предлагаются непосвященным:

- Один монах спросил учителя: «Кто такой Будда?» «Три циня (мера веса) хлопка».

- Один монах спросил учителя: «Что такое Путь?» Учитель ответил: «Твой повседневный разум – вот что такое Путь».

- Как-то раз Линьцзи (Риндзай, ?? - 866) спал на скамье в монастырской обители. Его учитель Хуанбо (годы жизни найти не удалось), чтобы разбудить его, постучал по лавке. Открыв глаза, ученик лишь взглянул на учителя и снова уснул. Хуанбо решил разыскать старшего монаха и нашел его созерцающим в зале. Учитель приблизился к монаху и сказал: «Тот парень на скамье действительно практикует Дзен, а вот о каких пустяках размышляешь ты?»

- Некий монах обратился к учителю с такими словами: «Я только что пришел в эту обитель. Дайте мне наставление». Учитель спросил: «Ты уже ел сегодня похлебку?» монах ответил: «Да, ел». Учитель сказал: «тогда иди и вымой свою чашку». В этот момент монах прозрел.

Когда такие проблемы предлагают решить непосвященным, то какую цель преследуют учителя? Это делается для того, чтобы открыть уму непосвященного психологию Дзен и вызвать такое состояние сознания, выражением которого являются эти утверждения. Другими словами, когда понят коан – понято умственное состояние учителя, что приводит к сатори и без чего Дзен является книгой за семью печатями.

На заре истории Дзен ученик приходил к учителю с вопросом, по которому учитель мог судить об умственном состоянии вопрошающего и о той помощи, которая была необходима. Помощи, которая оказывалась, таким образом, иногда было достаточно для пробуждения сознания ученика, но чаще всего, такой ответ озадачивал его и совершенно сбивал с толку, что приводило к еще большему умственному напряжению.

В действительности, учителю приходилось долго ждать, пока ученик задаст свой первый вопрос, если он вообще у него появлялся. Задать первый вопрос – значит пройти большую часть пути к его решению, так как этот вопрос является продуктом интенсивных умственных усилий, которые приводят ум вопрошающего к кризису. Он свидетельствует о том, что кризис наступил, и ум готов его миновать. Опытный учитель, как правило, знает, как привести ученика к кризису, и что сделать для того, чтобы он его успешно преодолел.

Так обстояло дело до того, как упражнение коан вошло в практику. С ростом литературы по практике Дзен последователи начали пытаться представить умственное решение коанов или их интерпретацию. Эти вопросы и ответы перестали носить характер переживания и интуиции, свойственных Дзен, и стали предметом логического анализа. Это представляло собой страшное бедствие, но это было неизбежно. В связи с этим учитель, заботящийся о нормальном развитии Дзен и прочном укреплении его традиций, не мог не увидеть истинного положения вещей, которое побуждало его к изобретению метода, в конечном итоге приводящего к постижению Дзен. Методом, действенным в таких обстоятельствах, явился отбор некоторых утверждений древних учителей, которые можно было бы использовать в качестве указателей, преследующих две цели:


  1. Проверить работу разума, или скорее позволить разуму самому определить свои границы и признать, что существуют некие недоступные для него области.

  2. Ускорить созревание существенных для Дзен элементов сознания, что, в конечном итоге, неожиданно приводит к состоянию сатори.

Когда коан преследует первую цель, то имеет место то, что называется поиском выхода. В этом случае не только разум, который сам по себе составляет лишь часть нашего существа, но все существо – и ум, и тело – всецело поглощено решением этого коан. Когда это необычное состояние духовного напряжения, за которым следит опытный учитель, достигает зрелости, коан приходит к тому, что называют постижением Дзен. Достигается интуитивное знание истины Дзен. Без коана сознание практикующего Дзен лишается путеводителя, и состояние сатори в этом случае никогда не может достигнуто. Психологический тупик является непременным условием сатори. Раньше, то есть до появления упражнения коан, все необходимые предпосылки для выбора правильного пути создавались в сознании ученика за счет его собственной высокой духовности. Но когда Дзен систематизировался, необходимость коана получила широкое признание среди учителей.

Не трудно заметить, что коан совершенно не допускает умственной интерпретации. Скальпель интеллекта не в состоянии вскрыть его и посмотреть, что внутри, так как коан не является логическим утверждением, а вызывает определенное умственное состояние.

Коан не поддается решению при более легких условиях. Но когда он решен, он может быть сравнен с куском кирпича, которым стучат в ворота: когда ворота открыты, его выбрасывают. Коан нужен, пока ворота ума закрыты, но когда они открываются, о нем можно забыть. То, что человек видит тогда, представляет собой нечто совершенно неожиданное, нечто такое, чего раньше он и вообразить не мог. И когда этот коан рассматривается снова с этой точки зрения, то каким удивительно глубоким и удачно построенным он кажется. И в то же время в нем нет ничего искусственного.

Сделаем краткий обзор. Упражнение коан является необходимым инструментом наставников Дзен. Функции его следующие:



  1. Популяризировать Дзен с целью противодействия его врожденной аристократичности, которая вела его к гибели.

  2. Дать новый стимул развитию Дзен и ускорить, таким образом, созревание Дзен-сознания.

  3. Подавить рост интеллектуализма.

  4. Спасти Дзен от погребения заживо.

Из отрывков указаний наставников относительно упражнения коан можно сделать следующий вывод:

  1. Коан дается ученику, прежде всего, для того, чтобы вызвать напряженное состояние сознания.

  2. Рассудок временно бездействует, то есть более поверхностная деятельность разума успокаивается, так что более глубокие, центральные части его, которые обычно глубоко скрыты, могут быть вытащены на поверхность, где их заставляют выполнять свои естественные функции.

  3. Эмоциональные и волевые центры, являющиеся действительной основой личности, подвергаются предельному напряжению при решении коан. Вот, что имеет в виду учитель Дзен, когда говорит о «могучей вере» и о «могучем духе вопрошения», как о двух силах, необходимых для успешного обучения. Тот факт, что все великие учителя Дзен были готовы пожертвовать собою во имя овладения Дзен, свидетельствует о величии их веры в высшую реальность, а также о силе их духа вопрошения, называемом поиском выхода, который ни на секунду не прекращает свою деятельность, пока не достигнет цели.

  4. Когда такая умственная интеграция достигает своего предела, возникает некое нейтральное состояние сознания, которое религиозные психологи ошибочно называют экстазом. Отличие в следующем: экстаз – это состояние, в котором подавляется умственная энергия, в то время как разум предается пассивному созерцанию. Состояние сознания в Дзен, наоборот, вызывается интенсивнейшим, активным напряжением всех основных элементов человеческой личности. Все они в этом случае положительно сосредоточены на одном мысленном объекте. Это состояние называют «состоянием единства», или фиксацией. Это точка, в которой эмпирическое сознание со всем его содержанием, как сознательным, так и бессознательным, находится на грани выхода за свои пределы, когда разум соприкасается с неизвестным и потусторонним. В экстазе нет ничего похожего на «прыжок в пропасть» или «сознательное лишение опоры».

  5. В конце концов, то, что поначалу кажется приостановкой всех психологических функций, неожиданно насыщается новыми энергиями, о которых раньше можно было только мечтать. Такое внезапное преобразование часто происходит благодаря вторжению звука, зрительного впечатления или благодаря какому-нибудь моторному действию. Глубокое прозрение рождается из тайников сознания, когда открыт новый источник жизни, и тогда коан открывает все тайны. Все коаны являются выражением сатори, исключающим умственные размышления: отсюда их странность и непостижимость.

Учитель Дзен, со своей стороны, не делает никаких сознательных попыток сделать эти утверждения, ведущие к сатори, странными и логически неудобоваримыми. Эти утверждения исходят из глубины его существа. Они походят на цветы, распустившиеся весной на солнце. Поэтому, чтоб понять их, мы сами должны стать похожими на весенние цветы и на солнце, мы должны углубиться в их сокровенную суть. Когда мы произведем ту же самую психическую атмосферу, находясь в которой, учителя Дзен изрекали эти коаны, мы поймем их. Таким образом, учителя избегают всякого рода словесных объяснений, которые служат возбуждению в умах учеников рассудочного интереса к разгадке их тайне. Поскольку рассудок является самым крупным препятствием, по крайней мере, в начале изучения Дзен, он должен быть на время изгнан из сознания. Коан, фактически, является большой преградой для разума. За счет коана весь механизм нашего психического аппарата призван повлиять на созревание состояния сознания, называемого сатори.

Ниже нам бы хотелось привести несколько дзен-буддийских притч, которые касаются великих наставников или наставничества:

1. Учитель Дзен Хакуин возглавлял один из храмов в Киото. Однажды к нему пришел новый губернатор Киото. Слуга, приняв от него визитную карточку, отнес ее Хакуину. На ней было написано: «Китагаки, губернатор Киото».

Хакуин сказал слуге: «У меня нет с ним никаких отношений. Скажи, чтобы он убирался отсюда».

Возвращая карточку слуга начал извиняться. «Это была моя ошибка, - сказал губернатор слуге и зачеркнул на визитке слова «губернатор Киото». – Попроси-ка своего учителя еще раз».

Слуга исполнил его просьбу. Он отнес визитку, на которой значилось «Китагаки».

«Аа..? А! Так это Китагаки?! – воскликнул мастер, увидев карточку, - я хочу видеть этого человека».

2. Самурай Нобусиге пришел к Хакуину и спросил, есть ли на самом деле Ад и Рай.

- Кто ты? – спросил Хакуин.

- Самурай, - ответил Нобусиге.

- Это ты – самурай? – воскликнул Хакуин, - какой же правитель мог взять тебя в охрану? У тебя же рожа, как у нищего!

Взбешенный воин схватился за меч.

- А? Так у тебя даже меч есть, - продолжил старый учитель. – Небось, тупой, как и ты. Таким мечом ты мне голову не срубишь.

Разгневанный воин с обнаженным мечом шагнул к старику, но тот, мягко улыбнувшись, негромко произнес:

- Вот так открываются ворота Ада.

Эти слова ошеломили Нобусиге. Спрятав меч, он с почтением поклонился Мастеру.

- А вот так открываются ворота Рая, - сказал учитель.

3. Мастер Дзен по имени Геттан жил в последней части эры Токугава. Он говорил: «Существует три вида учеников: те, кто передают Дзен другим, те, кто поддерживают храмы и святыни, а также существуют сумки для риса и вешалки для одежды».

Гадзан высказывал ту же мысль. Когда он учился у Текесуна, его учитель был очень суров. Иногда он даже бил учеников. Другие ученики не хотели переносить такое учение и уходили. Гадзан же остался, говоря: «Плохой ученик использует влияние учителя. Средний ученик восхищается добротой учителя. Хороший ученик растет сильным под давлением дисциплины учителя».


следующая страница >>
Смотрите также:
Дипломная работа Учитель и
829.76kb.
4 стр.
Дипломная работа выполнена на тему: «Ресторанный комплекс при клубе знаменитых людей: ресторан высшего класса на 140 мест, бар на 28 мест, арт-кафе на 40 мест, банкетный зал на 100 мест»
622.88kb.
5 стр.
Конкурс «Лучшая студенческая дипломная работа в области маркетинга»
18.69kb.
1 стр.
Дипломная работа: 131 с., 18 табл., 5 приложений, 42 источника
702.43kb.
4 стр.
Дипломная работа реформирование бухгалтерского учета в Украине
1572.97kb.
15 стр.
Дипломная работа
52.67kb.
1 стр.
Дипломная работа студента 5 курса очной формы обучения Сергея Петровича Мельникова
2853.56kb.
20 стр.
Допускается к защите зав. Кафедрой ­­­­­­­­­­­ к э. н. Дипломная работа банковские операции с использованием векселей
1490.44kb.
9 стр.
Дипломная работа оптическая спектроскопия кристаллов галита с природной синей окраской
782.93kb.
4 стр.
Дипломная работа по методике русского языка в начальной школе
603.37kb.
3 стр.
Дипломная работа Студентка V курса группы 463
827kb.
5 стр.
Дипломная работа «Особенности осмотра места происшествия, связанного с самодельным взрывным устройством»
641.47kb.
6 стр.