Главная страница 1страница 2страница 3

Экспертный доклад

«Первый год применения»

Опубликован 20.04.2007




Доклад «Первый год применения нового российского законодательства об НКО: проблемы и рекомендации по изменениям»

© Соглашение о взаимодействии в сфере защиты права на объединение и обеспечения свободы деятельности неправительственных некоммерческих организаций в Российской Федерации



Авторы:
Юрий Джибладзе (Центр развития демократии и прав человека),
Ольга Гнездилова (Межрегиональная правозащитная группа – Воронеж/Черноземье),
Дарья Милославская (Альянс Международного центра некоммерческого права),
Наталья Таубина (Фонд «Общественный вердикт»)

Исследование положения неправительственных некоммерческих организаций (НКО) и применения российского законодательства об НКО проводилось несколькими неправительственными организациями в 2006-2007 гг. в рамках их собственных и совместных проектов, а также в рамках Соглашения о взаимодействии в сфере защиты права на объединение и обеспечения свободы деятельности неправительственных некоммерческих организаций в Российской Федерации, объединяющего более 15 организаций.

Авторы доклада и их организации искренне благодарят коллег из российских и международных НКО, внесших вклад в подготовку доклада, в частности, НП «Юристы за гражданское общество», Агентство социальной информации и Международный центр некоммерческого права, и тех коллег, чья информация была использована при подготовке доклада, в частности, Центр «Демос», АНО «Юристы за конституционные права и свободы» (ЮРИКС), Хьюман Райтс Фёрст, Хьюман Райтс Уотч, Международная Амнистия и Обсерватория по защите правозащитников.

Доклад подготовлен для представления на совещании по применению российского законодательства об НКО, организованном Конференцией международных НКО при Совете Европы с участием представителей гражданского общества и властей Российской Федерации в Совете Европы в Страсбурге 19 апреля 2007.

Доклад поддержан следующими членами Соглашение о взаимодействии в сфере защиты права на объединение и обеспечения свободы деятельности неправительственных некоммерческих организаций в Российской Федерации:

Агентство социальной информации
Коалиция «Мы - граждане!»
Межрегиональная молодежная правозащитная группа
Межрегиональная правозащитная группа Воронеж/ Черноземье
Молодежное правозащитное движение
Московская Хельсинкская группа
«Юристы за гражданское общество»
Фонд «Общественный вердикт»
Фонд развития НКО
Центр развития демократии и прав человека
Центр развития НКО
Центр «Демос»
«Юристы за конституционные права и свободы»

Содержание

Введение

Ограничительное законодательство об НКО: основные проблемы

Первый год применения нового законодательства: ограничения и давления



Перерегистрация иностранных и международных НКО

Государственная регистрация НКО и изменений в уставе

Регистрация переизбрания руководителя НКО, изменения адреса и иных сведений

Принудительная ликвидация организаций

Проверки деятельности НКО

Новая отчетность НКО

Нарастающее использование анти-экстремистского и антитеррористического законодательства против НКО

Использование налогового законодательства для подрыва работы НКО

Бездействие властей в ответ на угрозы жизни активистов и нападения со стороны радикальных националистов

Преследования участников конференций и демонстраций НКО

Выводы

Регистрация некоммерческих организаций

Внесение изменений в уставные документы и в сведения, не связанные с изменениями уставных документов

Сдача ежегодной отчетности

Ликвидация некоммерческих организаций

Избирательное изменение закона

Проверки деятельности НКО

Рекомендации

Регистрация НКО

Новая отчетность

Санкции за непредставление информации

Контрольно-надзорные полномочия регистрирующего органа

Введение

После принятия нового российского законодательства о неправительственных некоммерческих организациях (НКО) в начале 2006 г. и его вступления в силу 18 апреля 2006 г., положение НКО в России продолжало ухудшаться. Право на свободу объединений подвергалось все большим ограничениям, давление российских властей на независимые НКО с использованием правовых и неправовых методов усиливалось.

Ограничительное применение нового законодательства об НКО сочетается с применением других ограничительных правовых инструментов, таких как анти-экстремистское законодательство, налоговое законодательство и законодательство о митингах, демонстрациях и пикетах. Среди многочисленных проявлений возрастающего давления российских властей на независимые НКО в 2006-первой половине 2007 гг., важно отметить следующие:

вступление в силу нового ограничительного законодательства об НКО в апреле 2006 г.; крайне затруднительный и бюрократизированный процесс обязательной перерегистрации иностранных НКО осенью 2006 г., приведший к многочисленным проблемам в деятельности ряда ведущих организаций;

растущее число отказов в регистрации новых НКО и отказов во внесении изменений в уставные и иные документы существующих НКО, основанные на в высшей степени формальном, бюрократическом и зачастую враждебном отношении к НКО со стороны сотрудников регистрационной службы и требованиях властей о предоставлении информации, не предусмотренной законодательством;

растущее использование регистрационной службой проверок НКО с целью оказания давления на организации путем требования документов, не предусмотренной законом, нарушения сроков и других правил проведения проверок, парализации работы НКО в результате обращения, основанного на вмешательстве и враждебном отношении;

попытки закрыть несколько ведущих российских организаций по обвинениям в уклонении от уплаты налогов;

расширяющееся применение анти-экстремистского и анти-террористического законодательства против НКО и общественных активистов;

появление нового феномена массовых одномоментных задержаний по всей стране и незаконных преследований активистов НКО, направляющихся на конференции и демонстрации;

расширяющееся использование незаконных ограничений права на мирные собрания путем неправовых отказов активистам в проведении демонстраций и избиений, задержаний и наложения штрафов на участников этих акций;

растущая монополизация общественной жизни путем ограничения диалога государства с институтами гражданского общества рамками созданных сверху структур наподобие Общественной палаты и ее аналогов в регионах;

продолжающееся бездействие органов власти в ответ на угрозы жизни и насилие по отношению к правозащитникам и независимым активистам со стороны радикальных националистов;

продолжающаяся враждебная риторика представителей органов власти в отношении независимых НКО с обвинениями их в деятельности, якобы направленной против национальных интересов, подрыве политической стабильности, связям с зарубежной разведкой и финансировании их работы враждебными зарубежными правительствами и внутренней политической оппозицией.

Давление на независимые гражданские организации в России приняло системную форму в 2006 – первой половине 2007 гг. при том, что руководство страны недвусмысленно поставило вопрос о работе НКО в контекст обеспечения безопасности государства и якобы существующей с их стороны угрозы политической стабильности и самому государству.

В последние три года в разных странах мира возник новый феномен, когда авторитарные государства и режимы с имитационными демократическим институтами стали противодействовать международному сотрудничеству в сфере гражданского общества и развития демократии, используя аргумент о том, что зарубежные правительства якобы манипулируют НКО внутри этих стран для вмешательства в политическую жизнь, подрыва суверенитета и смены правящих режимов. Этот новый подход к отношениям между государством и НКО можно наблюдать в более чем 20 странах на разных континентах, и Россия стала одним из лидеров этого глобального процесса.

Новая политика российских властей в отношении независимых НКО и их международных партнерских связей, основанная на подозрительности и рефлекторных тенденциях к контролю и ограничению свободы объединений, была в значительной степени вызвана так называемыми «цветными революциями» в соседних пост-советских странах в 2004-2005 годах.

Многие представители российских властей поверили в то, что эти события полностью готовились и направлялись из-за рубежа путем иностранной поддержки НКО внутри этих стран. При этом роль простых граждан, возмущенных манипуляциями на выборах и вышедших на улицу с протестом и требованиями восстановления прав и свобод, в расчет вообще не принимается, так как независимое гражданское общество в принципе не вписывается в эту картину мира.

Такая оценка привела к тому, что многие представители государственной власти в России стали воспринимать российские НКО, получающие зарубежное финансирование, как потенциально опасных и «угрожающих политической стабильности». В 2005-2007 гг. десятки заявлений подобного рода были сделаны представителями государственной власти и близкими к властям экспертами. Эти заявления получили широкое освещение в общенациональных СМИ, и многие из этих публикаций вполне можно охарактеризовать как клеветнические кампании, направленные на маргинализацию независимых НКО и лишение их легитимности в глазах российского общества. Российские власти неоднократно обвиняли НКО в том, что они якобы финансируются врагами России – зарубежными разведками, олигархами, террористами, преступными группировками и т.д.

Отвратительным примером клеветнической кампании в СМИ против НКО стал печально знаменитый скандал с «британским шпионским камнем» в январе-феврале 2006 г., когда руководитель пресс-службы ФСБ заявил, что более десятка ведущих российских НКО финансировались британскими разведчиками, действовавшими под дипломатическим прикрытием в посольстве Соединенного Королевства в Москве.

Две недели подряд после первого показа этой истории по центральному телевидению в прайм-тайм эти утверждения по несколько раз на дню воспроизводились в контролируемых государством электронных и печатных СМИ, а также в выступлениях высоких должностных лиц, твердо закрепив в общественном сознании связь между независимыми НКО и иностранными шпионами.

В итоге иностранные дипломаты высланы не были, официальные расследования в НКО не проводились, какие-либо юридические действия властями предприняты не были. Шпионский скандал рассосался. Однако «операцию» можно считать успешной: работа независимых НКО была твердо поставлена в контекст вопросов безопасности и направленности их деятельности якобы против своей собственной страны на иностранные деньги. Эта «операция» была проведена всего через несколько дней после подписания Президентом России подвергавшегося критике нового закона об НКО и была явно направлена на обоснование его принятия.

То, что в глобализующемся мире НКО работают поверх границ в своих проектах и что практика финансирования проектов НКО донорами и партнерами из других стран стала признанной нормой жизни современного гражданского общества, не воспринимается многими российскими чиновниками и заслоняется в их представлении теориями заговора, образами врага и иррациональными страхами перед враждебными западными силами, якобы использующими российские НКО для подрыва режима и вмешательства во внутреннюю политику.



Ограничительное законодательство об НКО: основные проблемы

Опасения российских властей в отношении якобы существующей манипуляции российских НКО из-за рубежа и их враждебное отношение к независимым активистам привели к внесению в Государственную Думу и стремительному принятию в конце 2005 г. фундаментальных изменений в законодательство об НКО, которые часто называют «новым законом об НКО».

Сами НКО и многочисленные российские и зарубежные эксперты считают, что это – политически мотивированный и плохо написанный закон, который трудно применять. Закон предусматривает жесткий контроль международных партнерских связей и зарубежного финансирования российских гражданских организаций, накладывает тяжелое административное бремя на все НКО и приводит к самоцензуре самих многих НКО.

Тем не менее, закон в основном направлен на российские организации, имеющие зарубежное финансирование и международные партнерские контакты.

В частности, закон требует от российских организаций очень подробной ежегодной отчетности о деятельности за предыдущий год и использовании полученных средств, включая иностранные средства. При этом контролирующие органы могут запретить иностранным НКО предоставлять средства конкретным российским партнерам или реализовывать какую-либо программу или проект, если они «угрожают конституционному порядку, территориальной целостности, общественному здоровью и морали и правам третьих лиц».

Сотрудники Федеральной регистрационной службы могут принимать такие решения самостоятельно, в административном порядке, не обращаясь с ходатайством в суд.

Регистрационная служба может не только проверять ежегодные очень детальные отчеты российских НКО, но и проводить полные проверки организаций продолжительностью до 30 дней, запрашивать и оценивать их управленческие, программные и финансовые документы за рамками таких проверок, посещать без предупреждения любые мероприятия НКО. На основании своих наблюдений сотрудники Росрегистрации уполномочены принимать решение о том, действует ли организация в соответствии со своими собственными уставными целями и инициировать ликвидацию, если они посчитают, что это нет так.

Такие обширные полномочия государственных органов, контролирующих работу НКО, по оценке соответствия деятельности организации целям, которые она сама перед собой поставила, явно представляют собой вмешательство в частные гражданские инициативы и работу независимых организаций.

Кроме того, закон накладывает неконституционные ограничения на то, кто может быть учредителем, членом и участником российских НКО, устанавливая, что иностранцы, в отношении которых принято решение о нежелательности их нахождения в России, лица, отбывающие наказание в местах лишения свободы, и лица, чьи действия были «признаны судом содержащими признаки экстремистской деятельности» не могут являться учредителями, членами и участниками российских НКО.

Иностранные НКО выделены в законе особо и должны еще более подробно отчитываться, включая ежеквартальные содержательные планы и финансовые отчеты и ежегодные программные и финансовые отчеты, и эти планы и отчеты будут сравниваться органами регистрации на предмет совпадения. Контролирующие органы могут отказать иностранной НКО в регистрации или изъять ее регистрацию из реестра, если будет обнаружено, что ее деятельность, цели и задачи «…создают угрозу суверенитету, политической независимости, территориальной целостности, национальному единству, самобытности, культурному наследию и национальным интересам Российской Федерации».

Включение в закон таких избыточно размытых и не основанных на четком правовом определении формулировок дает чиновникам широкие возможности для индивидуальной интерпретации и применения закона по своему усмотрению.

Из-за того, что представители власти в последнее время делят НКО на «хорошие» и «плохие» (лояльные и независимые) и относятся ко многим независимым НКО с подозрением, есть основания считать, что закон будет применяться избирательным образом.

Хотя все без исключения гражданские организации пострадают от возросшей административной нагрузки из-за необходимости заполнять многочисленные отчетные формы, включая описание каждого проведенного мероприятия и действия, организованные ими в течение года, главным негативным фактором является парализующая угроза избирательного применения закона, что приведет к самоцензуре, изменению характера деятельности и даже прекращению работы многих групп.

Российское Министерство иностранных дел на своем сайте сообщило, что новое законодательство о НКО даже более либерально, чем подобные законы в других демократических государствах.

Однако, согласно оценке ведущей в этой области экспертной организации - Центр некоммерческого права – российский закон «существенно отличается от законов в выбранных странах» и является «более ограничительным» как с точки зрения отдельных норм закона, так и совокупного эффекта.

Объясняя основную цель принимаемого закона, президент России Путин сказал, что закон нужен для того, чтобы предотвратить иностранное финансирование такой деятельности российских НКО, которая «…по существу является политической деятельностью… Вольно или невольно, такие организации становятся инструментом в руках зарубежных государств, которые используют их для достижения собственных политических целей».

Фундаментальная проблема состоит в том, что до тех пор, пока закон не будет содержать определения нежелательной «политической деятельности» НКО, каждый применяющий закон чиновник должен будет догадываться, что же именно имел в виду президент в качестве главной цели закона.

Негативная риторика властей в отношении независимых НКО, часто граничащая с враждебным отношением в адрес организаций, имеющих иностранное финансирование, будет, несомненно, оказывать влияние на этот процесс.

Первый год применения нового законодательства: ограничения и давления

Перерегистрация иностранных и международных НКО
Первый опыт применения нового закона оказался весьма негативным. Закон требовал обязательной перерегистрации всех зарубежных и международных НКО, имеющих представительства и филиалы в России, до 18 октября 2006 года.

За две недели до окончания этого срока всего лишь 50 из предположительно нескольких сот иностранных НКО прошли перерегистрацию. Эта ситуация стала результатом жестко ограничительной позиции и избыточных требований, предъявлявшихся Росрегистрацией.

От иностранных НКО требовали представить информацию, не предусмотренную законом, включая перевод на русский национального законодательства об НКО при том, что во многих странах отдельного закона об НКО не существует, персональные данные, такие как домашние адреса и телефоны их основателей и членов правления, что иногда приводило к абсурдным ситуациям в тех случаях, когда основатели давно скончались, несуществующие в природе внутренние документы и решения правлений и т.д.

Многие организации вынуждены были потратить многие тысячи долларов или евро на повторные переводы, нотариальные заверения и апостилизацию, подавая документы вновь и вновь после отказов.

Более того, Регистрационная служба консультировала только три часа в неделю и не предоставляла ясных письменных объяснений отказов в приеме регистрационных документов.

Реагируя на острую международную реакцию и пытаясь избежать надвигавшегося скандала, за две недели до истечения срока Росрегистрация изменила свой подход, втрое увеличив часы консультаций и несколько либерализовав требования к бумагам.

Одновременно с этим она также объявила, что иностранные НКО, не прошедшие перерегистрацию до 18 октября, не должны будут закрыться, собрать вещи и уехать из России, а только лишь приостановить всю свою программную деятельность в стране до момента получения решения о перерегистрации.

В результате около 100 НКО прошли перерегистрацию до истечения крайнего срока, в то время как несколько десятков организаций вынуждены были приостановить на несколько недель всю свою содержательную деятельность в России, включая такие известные правозащитные организации как Хьюман Райтс Уотч, Международная Амнистия, Врачи без границ, Правовая инициатива в России, Международная тюремная реформа, а также Американскую ассоциацию юристов.

На конец ноября 2006 года в общей сложности около 160 организаций сумели пройти перерегистрацию. На данный момент перерегистрировано более 300 иностранных НКО, работающих в России.

Представители Росрегистрации обвиняли в возникших проблемах самих иностранных НКО, утверждая, что те вели себя безответственно, проявляли «недисциплинированность» и в целом оказались не способны соответствовать серьезным российским требованиям, а в некоторых случаях якобы даже специально создавали проблемы, чтобы привлечь к себе внимание в результате скандала.

Этот бюрократичный процесс не только серьезно осложнил работу многих ведущих зарубежных НКО и поставил под сомнение их легитимность в России, но и ярко проявил враждебное и подозрительное отношение российских властей в отношении международных организаций гражданского общества, продемонстрировал всем новый «баланс сил» и обозначил степень вмешательства, с которой закон будет применяться.

Государственная регистрация НКО и изменений в уставе


В апреле 2006 года изменился порядок регистрации НКО. Раньше только общественные объединения регистрировались в ФРС, а НКО, включая автономные некоммерческие организации, некоммерческие фонды, учреждения и др. проходили регистрацию в том же порядке, что и коммерческие организации. С апреля все НКО сначала подают документы в «орган, принимающий решение о государственной регистрации» - ФРС, в случае положительного решения документы пересылаются в «регистрирующий орган». Процедура регистрации занимает не менее 2 месяцев.

Следует также отметить, что регистрация НКО усложнилась и требует участия юриста, специализирующегося на законодательстве об НКО для оформления всего пакета документов. При этом при любой опечатке возможен отказ, т.к. закон содержит норму «неточности в оформлении документов», «документы оформлены ненадлежащим образом» (которые ничем не регламентированы) – отсутствуют правила или какие-либо образцы заполнения документов на регистрацию. Органы регистрации не ведут консультаций для НКО.

В связи с тем, что нет единого стандарта, в региональных управлениях ФРС разных субъектов РФ законодательство толкуется по-разному. Так, в октябре-ноябре 2006 года проводилась регистрация 6 типовых организаций в разных федеральных округах РФ (впоследствии были объединены в сеть).

В различных управлениях ФРС к документам были предъявлены разные требования. Так, в Южном федеральном округе был запрет на регистрацию адреса, по которому осуществляется связь с организацией по месту жительства руководителя (тогда как в остальных такого запрета не было). В Сибирском федеральном округе дополнительно к перечню документов для регистрации ФРС потребовала учредительный протокол, который законодательством о данном виде общественных объединений не предусмотрен.

В случае отказа НКО, может подать документы повторно, но их рассмотрение также займет около 2 месяцев. Пакет документов представляет собой (при регистрации местной организации) не менее 60 листов.

Кроме того, отдельной проблемой является стоимость государственной регистрации – это одна из самых высоких госпошлин в России – 2000 руб. (пошлина за обращение в суд по нематериальным искам составляет в большинстве случаев 100 руб., выше, чем за регистрацию НКО сумма пошлины только за регистрацию иностранных работников – 3000 руб.).

При каждом отказе в регистрации пошлина обращается в доход государства. Большая часть организаций не находят в себе силы заново собрать необходимую сумму и нужные документы и действуют без регистрации, что согласно российскому законодательству значительно ущемляет их права.

Также имеют место случаи, когда сотрудник ФРС «советует» заявителю обратиться в конкретную коммерческую юридическую фирму за помощью в оформлении документов, дает координаты. По данным газеты «Ведомости» зарегистрировать новую НКО теперь на 40% дороже, чем коммерческую фирму. Стоимость услуг посреднических фирм в Москве – от 45000 руб. до 70000 руб.

Была затруднена


следующая страница >>
Смотрите также:
Доклад «Первый год применения»
513.15kb.
3 стр.
Тема заседания: «Логистика на транспорте»
664.97kb.
4 стр.
Публичный доклад за 2007-08 учебный год г. Новая Ляля, 2008 год > Общая характеристика общеобразовательного учреждения
1014.02kb.
6 стр.
Доклад моу лицей №3 за 2007/2008 учебный год
600.09kb.
6 стр.
Семинар «Управленческие и методологические практики»
578.45kb.
4 стр.
Публичный доклад директора моу сош №197 имени В. Маркелова управления образовании Администрации зато северск
2094.43kb.
9 стр.
Публичный доклад (2010-2011 учебный год) Осинниковский городской округ 2011 год
241.96kb.
1 стр.
Публичный доклад моу дод сддт архангельск, 2011
1992.13kb.
8 стр.
Публичный доклад отдела образования за 2010-2011 учебный год п. Кавалерово 2011 год
159.66kb.
1 стр.
Публичный доклад г. Нижневартовск 2011 год Публичный доклад
648.27kb.
4 стр.
Принцип неопределенного будущего
310.06kb.
1 стр.
Доклад о состоянии и тенденциях демографического развития г. Гуково за 2009 год г. Гуково
834.9kb.
3 стр.