Главная страница 1 ... страница 10страница 11страница 12страница 13страница 14
Глава девятая

САД: РАЗВИВАЙТЕ ТЕ ОТНОШЕНИЯ, КОТОРЫЕ ВАС ПОДДЕРЖИВАЮТ

Тот, кто счастлив, сделает и других счастливыми. Марк Твен, писатель и юморист

Я люблю сидеть в своем саду. Мое любимое место — это скамейка в солнечной части сада, откуда мне откры­вается чудесный вид на цветы и деревья. Это прекрасный способ отдохнуть после сумасшедшего дня или провести несколько минут, наслаждаясь красотой природы.

Люди в вашей жизни — это сад, окружающий ваш «дом для счастья». Когда вы оглядываете сад, вы видите красивые розы и георгины или заброшенный участок с сорняками? Что вы при этом испытываете? Наши отноше­ния влияют на нас похожим образом — поднимают нам настроение или портят его. Счастливые люди развивают отношения, которые поддерживают и подпитывают их счастье.

Власть людей

Результаты исследований, проведенных в области по­зитивной психологии, говорят о том, что хорошие соци­альные отношения — один из самых сильных механизмов счастья. Крупномасштабные опросы, проведенные Национальным центром изучения общественного мнения при Чикагском университете, показывают, что люди, у кото­рых пять и больше близких друзей (не считая членов се­мьи), на 50% более склонны считать себя «очень счастли­выми», чем люди, у которых друзей меньше. Другой опрос 800 человек показал, что люди, особо ценящие богатство, здоровье и статус своих друзей, а также сексуальную со­ставляющую в отношениях с близким человеком, в два раза чаще описывали себя как «весьма» или «очень» не­счастливых людей.

Эдвард Динер, основоположник исследования счастья, и Мартин Селигман, родоначальник позитивной психоло­гии, провели в 2002 году исследование двух групп людей: тех, у кого был самый высокий уровень счастья по стан­дартной шкале, и тех, у кого этот показатель был самым низким. Они открыли, что у группы счастливых людей было кое-что общее, чего не наблюдалось в группе несча­стливых людей, — у них были близкие, доверительные отношения с другими.

В своих интервью со «ста счастливчиками» я обнару­жила ту же особенность. Хотя они очень отличались друг от друга по количеству дружеских связей, их отношения с другими людьми процветали и поддерживали их сча­стье. «Сто счастливчиков» отличает то, что они не зави­сят от других в своем счастье. Если вы «счастливы без причины», вам нравится проводить время с вашей семьей и друзьями, но также вы можете наслаждаться и одино­чеством. Вы переносите свое счастье на отношения, а не пытаетесь извлечь его из них.



Эмоциональная заразительность

Одно из самых удивительных открытий, которое сде­лали нейробиологи в последнее десятилетие, заключается в том, что мозг задействован в определении отношения человека к другим людям. Каждый, с кем мы взаимодей­ствуем, даже если он просто кивнул нам на улице, акти­визирует «нейронный мост», который связывает нас. Че­ловеческий мозг содержит так называемые «зеркальные» нейроны, которые возбуждаются благодаря соответствию или противоречию с окружающими нас людьми.

Вы никогда не ловили себя на том, что ненароком на­чинаете подражать выражению лица, позе, жестикуляции и мимике или ритму речи человека, с которым беседуете? Или зеваете в ответ на зевок другого человека, даже если вы не устали? Когда вы наблюдаете кого-то, кто соверша­ет эти действия, ваши «зеркальные» нейроны подражают им в вашем мозгу, как если бы вы сами совершали эти действия!

«Зеркальные» нейроны также связаны с нашей спо­собностью глубоко проникаться чувствами другого чело­века. Это объясняет, почему, когда в комнату входит сер­дитый или расстроенный человек, мы сразу чувствуем это. Или когда мы просто видим, что кого-то переполняют эмоции, этого достаточно, чтобы наши глаза увлажнились слезами. Некоторые ученые считают, что аутизм, который характеризуется нарушенной способностью устанавливать отношения с другими, может приводить к повреждению «зеркальных» нейронов. Наши эмоции заразительны. Как считает всемирно известный психолог Дэниел Гоулман, автор книг «Эмоциональный интеллект» и «Социальный интеллект», эмоции передаются от одного человека к другому подобно простуде. И если «подхватить» припод­нятое настроение приятно и полезно, то гнев, зависть, тревога или ненависть могут оказать вредное воздействие. Доктор Гоулман говорит, что чем больше мы связаны с кем-то эмоционально, тем большее влияние этот чело­век оказывает на нас, особенно по прошествии времени.




Я перенимала приятные эмоции от тех, кто был мне бли­же всего, особенно от Сержио. Я, конечно, специально не ставила счастье в перечень качеств, которыми должен об­ладать мой идеальный мужчина, но очень рада, что Сер­жио по-настоящему веселый и счастливый человек. Он честно заслужил возможность войти в список «ста счаст­ливчиков». На самом деле он неистощим на песни. Снача­ла я думала, что Сержио пытается произвести на меня впечатление, когда он, находясь под душем, громко запел красивую итальянскую любовную песню, которую было слышно по всему дому. Однако даже сегодня, когда у не­го нет надобности производить на меня впечатление, гром­кое и радостное пение в ванной до сих пор является ча­стью его ежедневного ритуала. Этим все не ограничивает­ся. Сержио поет, когда готовит завтрак, стирает (да-да, он стирает!) или пишет электронные сообщения — то есть почти целый день. Иногда мне даже приходится выходить из своего кабинета, когда я говорю по телефону по делу, чтобы попросить его «убавить громкость». Тем не менее я никогда не променяю возможность находиться под его радостным воздействием ни на что другое в мире. Это так потрясающе повлияло на мое счастье!

Подумайте о людях в вашей жизни. Вы бы хотели пе­ренять их эмоции?



Привет, подружка!

Наши отношения биохимически воздействуют на наши тела. Когда у нас хорошие отношения с людьми, наш мозг наполняет клетки «счастливыми» химическими веществами, а когда у нас нездоровые социальные взаимоот­ношения, в наш организм выделяются вредные химиче­ские вещества.

Согласно последним исследованиям, женское биохими­ческое «устройство» мозга в отличие от мужского застав­ляет женщин с большей охотой устанавливать отношения с другими людьми. Хотя в ситуации стресса и мужчины и женщины выделяют адреналин и кортизол, в эпохальном исследовании, проведенном Калифорнийским университе­том Лос-Анджелеса, ученые открыли, что в целях защиты от этих химических веществ мозг женщины выделяет ок-ситоцин, связующий гормон, о котором я говорила в шес­той главе. Вот почему женщина, у которой случается в жизни что-то неприятное, ищет общения в компании или долго и обстоятельно болтает с близкой подружкой. Так­же в подобной ситуации она может почувствовать, что желает заботиться о детях или домашних животных. Уче­ные называют такое поведение «забота и поддержка», оно вызвано окситоцином и, в свою очередь, увеличивает количество этого вещества. Чем больше женщины забо­тятся о ком-то и поддерживают друг друга, тем больше окситоцина выделяется в кровь, производя успокаиваю­щий эффект и снижая уровень стресса.

Нет никаких сомнений, что друзья помогают женщи­нам прожить более счастливую и здоровую жизнь. Знаме­нитое «Исследование здоровья медицинских сестер» ме­дицинской школы Гарварда показало, что чем больше друзей у женщины, тем меньше у нее физических про-элем с возрастом и больше шанс прожить счастливую жизнь. На самом деле результаты исследования оказались настолько знаменательными, что ученые сделали вывод: отсутствие близких друзей или доверенных лиц настолько же вредно для здоровья женщины, как курение или из­быточный вес.

Мой коллега Джон Грей, автор книги «Мужчины с Мар­са, женщины с Венеры», у которого я брала интервью для этой книги, провел обширные исследования на предмет взаимосвязи между стрессом, гормонами и полом. Он рас­сказал мне, что, если женский организм выделяет оксито-цин, когда сталкивается со стрессом, у мужского другая биологическая реакция. Если мужчина сталкивается со стрессовой ситуацией, у него в большей степени выделя­ется кортизол, понижающий уровень допамина и тесто­стерона, провоцируя расстройство и депрессию. Доктор Грей считает, что мужчины биологически запрограммиро­ваны на образование этих нейрохимических веществ пу­тем решения проблем, принятия мер или преодоления риска и опасности, а не посредством разговоров или за­боты о ком-то. Меньшее количество окситоцина в их ор­ганизме заставляет их меньше общаться с друзьями.

Отношения и ваша энергия

Пока вы прочно не утвердитесь в состоянии «счастья без причины», ваше счастье будет подвержено влиянию окружающих людей. Если вы окружаете себя отношениями, которые поддерживают вас, ваша энергия расширяется. Если же в вашей жизни много людей, отравляющих жизнь, ваша энергия сжимается.

Если вы будете практиковать следующие «счастливые привычки отношений», ваш уровень счастья поднимется.


«Счастливые привычки отношений»

1. Заботьтесь о своих отношениях.

2. Обеспечьте себе поддержку.

3. Воспринимайте мир как вашу семью.


«СЧАСТЛИВАЯ ПРИВЫЧКА ОТНОШЕНИЙ» № 1

Заботьтесь о своих отношениях.
Вы становитесь средним арифметическим пяти людей, с которыми вы больше всего общаетесь. Джим Рон, писатель и лектор-мотиватор

Мы заботимся о наших садах, пропалывая их, поливая деревья и высаживая цветы. Мы можем заботиться о на­ших отношениях, проводя больше времени с людьми, ко­торые поддерживают наше счастье, и меньше с теми, кто разрушает его.

Разумеется, чем счастливее вы в душе, тем меньше вы подвержены неблагоприятному воздействию окружающей среды. Беседуя со «ста счастливчиками», я видела, что они общаются с отравляющими жизнь людьми, когда в этом есть необходимость, но при возможности они огра­ничивают взаимоотношения с ними.

Одна из «ста счастливчиков», писательница и инструк­тор по персональному росту Марта Бек, знакомая вам по шестой главе, испытала в своей жизни невероятное личное преображение, которое привело ее к состоянию глу­бокого счастья. В следующей истории она описывает, как научилась узнавать поддерживающие ее отношения.



История Марты.

Моя большая разобщенная семья

Я только переехала в город Финикс и, чувствуя себя оторванной от общества, пошла на презентацию книги в надежде встретить там других читающих людей. Но на мероприятии было настолько скучно, что я решила уйти домой. Оказалось, что это не так-то просто. Когда я ухо­дила, чувствовала, как что-то в буквальном смысле пыта­ется меня развернуть и снова втолкнуть в здание. Всю дорогу домой я боролась с сильным желанием повернуть машину, поехать обратно и встретиться с кем-то.

Неделю спустя я пошла в кафе и там увидела Анетт. Я немедленно узнала ее, но не потому, что она присутст­вовала на презентации. Она там была, но я ее не видела. Я узнала Анетт, потому что знала ее. Казалось, будто давным-давно наши души договорились встретиться в Фи­никсе (штат Аризона) в назначенное время. Это ощуще­ние было таким сильным, что могло напугать меня, если бы я уже не испытывала его несколько раз раньше, с разными людьми и в разных местах.

Мне было около пятнадцати, когда у меня появилось такое ощущение, что я встречаю очень малое количество людей, которые мне нравятся. Секс, наркотики и рок-н-ролл привлекали меня меньше, чем английская литература и биология, — в отличие от многих подростков. У меня было много таких же, как я, друзей-«ботаников», эта груп­па ровесников давила на меня, считая, что учиться надо ради сдачи SAT (экзамен на проверку академических спо­собностей). До сих пор я странным образом чувствовала себя не в своей тарелке. Я ходила по коридорам нашей большой средней школы, как зебра, отбившаяся от стада, выискивая других полосатых существ.

«Нас ведь больше, — думала я. — Но где же осталь­ные? »

Время от времени я встречала кого-то — в классе, на дебатах, на аллее для гуляния, — кто притягивал мое внимание, словно магнит. Эти люди ярко сияли в темно­те, так что я не могла отвести от них глаз. Они были лю­бых возрастов и обоих полов. Это была не романтическая притягательность — я просто... узнавала их.

Когда я повзрослела, подобные случаи стали еще при­мечательнее. В первый же день в университете, чувствуя себя страшно одинокой и испуганной, я зашла в изосту­дию и узнала в преподавателе моего главного наставника в жизни. А на следующий день я сидела на автобусной остановке, рисуя в альбоме, когда хорошо одетая незна­комка бросила взгляд на мою работу. «Слушай, — сказа­ла она мне, — тебе надо ходить в изостудию». — «Да, — ответила я. — И я уже хожу туда».

Незнакомка посмотрела мне в глаза. Не возникало со­мнений, что мы говорим об одной и той же студии рисования. Она кивнула. Подъехал ее автобус, и она села в него. Я ее больше никогда не видела, хотя, конечно, зна­ла эту женщину и потому сразу ее полюбила...

Если вам кажется, что это звучит странно и таинст­венно, представьте, каково было мне. С течением жизни я все больше «узнавала» людей, которых раньше не встре­чала. Вдобавок ко всему я начала осознавать, что эта связь была обоюдной: незнакомцы, которых знала я, зна­ли меня. У них было вопросительное выражение лица, как будто они постоянно искали в толпе своих потеряв­шихся близких.

Ближе к тридцати годам у меня стало возникать все больше разногласий и конфликтов с семьей. Мои родные были погружены в особенно строгую религиозную орто­доксальность, поэтому отношения с ними становились для меня все более вредными и болезненными. Я прошла хо­рошую терапию и чем старательнее вглядывалась в себя и училась чувствовать, что хорошо для меня, а что плохо, тем больше понимала, что надо меньше времени прово­дить с семьей. С моей стороны это была не слабость, а необходимость, целебный и разумный выбор.

Я поняла, почему ощущала теплую живительную связь с людьми, которых едва знала или только видела.

Это потому, что они были моей семьей.

Теперь мне так спокойно, когда я знаю, что семья — это духовное переплетение душ! И я уже не удивляюсь, встречая нового брата, сестру, отца или мать, сына или дочь. Самые близкие и дорогие мне люди обычно входят в мою жизнь самыми необыкновенными способами.

Например, Анетт стала моей первой подругой-писа­тельницей. Вскоре после этого мы пригласили двух дру­гих писательниц, Доун и Тору, чтобы образовать группу. Ночью перед нашей встречей мне приснилось, что знахар­ка из племени навахо дала мне голубую каменную бабочку и сказала «дайне», что означает «люди». Я не придавала этому значения, пока не встретила Тору. У меня мурашки побежали по телу: она выглядела точно как знахарка из моего сна. Затем Доун упомянула ее сестру-двойняшку, которую звали Дине, это слово она произнесла так же, как женщина из племени навахо сказала «дайне». Тут я рассказала группе о своем странном сне. Когда я дошла до голубой каменной бабочки, Анетт залилась смехом. Она открыла свою сумочку и достала голубую бабочку, сделанную из камня.

Без этой группы писателей я бы никогда не завершила работу над своей книгой. С их помощью я закончила ру­копись, на которую в конечном счете нашелся агент и из­датель. Когда я поехала в Нью-Йорк, чтобы встретиться с моим новым редактором Бетси, мне хватило тридцати се­кунд, чтобы понять, что она была моей любимейшей сест­рой.

После нашего обеда в Манхэттене я послала ей в ка­честве подарка маленькую керамическую черепашку вме­сте с запиской, в которой объясняла, что черепахи всегда символизировали наш писательский путь: уверенность, не­торопливость, уравновешенность и понимание, когда надо втянуть голову. «Я получила черепашку, — рассказывала мне потом Бетси, — и подумала: она понимает». Конечно, я понимала. Я уже давно ждала встречи со своей са­мой близкой и дорогой сестрой.

Моя жизнь превратилась в длинное семейное собра­ние. Рядом со мной было столько любимых людей, это было такое большое и разнообразное семейство, что ино­гда я просто плакала от радости, удивления и благодар­ности. Когда я встречала человека, которого когда-то лю­била, мы редко тратили время на то, чтобы притворяться, будто не узнали друг друга.

На конференции я встретила докладчика, который не представился. Мы просто упали друг другу в объятия, взволнованные тем, что оба пришли на эту встречу. «При­вет, — сказал он, широко улыбаясь мне. — У меня есть книга, которая тебе нужна». Я взяла книгу, зная, что она содержит ту информацию и вдохновение, о которых я молилась. Может быть, я никогда его больше не увижу, но мы чувствуем присутствие друг друга в этом мире.

В Германии человек, которого я никогда до этого не встречала, схватил меня за руку и сказал «ду»1, в ответ я улыбнулась и сказала «ты». Мы оба расхохотались от ра­дости, что встретили друг друга. «Мы мыслим на разных языках, но наши сердца говорят на одном», — сказал он по-немецки, и, хотя я не знала немецкого, прекрасно по­няла его.

В Африке я как-то зашла в однокомнатную школу и встретила там учительницу и нескольких жителей малень­кой деревушки. Я узнала буквально каждого.

Du (нем.) — ты.

«Я хочу взять заботы о вашей школе на себя, — ска­зала я учительнице. — Я хочу помочь вам приобрести все самое необходимое».

Она сухо кивнула и только сказала: «Хорошо».

Никому из нас обеих не надо было говорить: «Я так рада, что мы встретились».

Достигнув определенного возраста и испытав уже ты­сячи таких моментов, я научилась просто наслаждаться ими, а не безумно удивляться тому, что они означают. Духовная семья — лучшая награда сама по себе. Однако до сих пор у меня много вопросов. У каждого ли челове­ка есть такая семья, состоящая из не родственных друг другу личностей, у которых нет ничего общего в матери­альном плане, но которые узнают друг друга по складу души? Существует ли какая-то задача у каждой духовной группы?

Я точно не знаю, но чувствую, что на все есть ответ «да». Если я не права и история моей жизни с узнавани­ем членов семьи — всего лишь заблуждение, я не против. Из всех заблуждений это самое изумительное, восхити­тельное, приятное и безобидное. Если же я права и все это вам тоже знакомо, может так случиться, что мы встретимся в кафе, книжном магазине, в крошечной од­нокомнатной школе в какой-нибудь отдаленной деревушке и почувствуем незамедлительное волнение от взаимного узнавания.

Если это случится и вы увидите меня первым, у меня есть к вам только одна просьба: не стесняйтесь. Я жду этой встречи уже очень давно.

Прививаем эмоциональный иммунитет

Если вы проводите время с теми, кого вы любите, — с семьей, друзьями или домашними животными, — это может повлиять на смещение вашего биологического рав­новесия в сторону большего счастья, поэтому важно сде­лать правильный выбор окружения.

Не каждый в нашей жизни способен оказывать нам поддержку. Я уверена, что вы чувствовали себя хорошо до тех пор, пока не оказывались рядом с другом, родст­венником или сотрудником, который влиял на вас губи­тельно. Это опять эмоциональная заразительность: вы под­хватываете чужие нейронные колебания. Держитесь по­дальше от вереницы эмоциональных задир и вампиров счастья, которые высасывают из вас жизнь, — это самый простой способ избежать негативной эмоциональной за­разительности.

Обычно понятно, какие люди действуют губительно на окружающих: они жалуются или выражают недовольство, приводят других в уныние, стараются ранить своей кри­тикой. Некоторых труднее заметить: они погружены в се­бя, испуганы, осуждают других и манипулируют ими. У них даже могут быть добрые намерения, но вы все-та­ки избегаете контакта с ними, чувствуя после него опус­тошенность и расстройство.

Чтобы населить свой мир людьми радостными и све­сти к минимуму вашу связь с людьми, отравляющими жизнь, используйте внутреннюю навигационную систему. Закройте глаза, глубоко вздохните и представляйте себе каждо­го человека, с которым вы общаетесь. Кто сжимает вашу энергию, а кто расширяет ее?

Даже если вы знаете, кто отравляет вам жизнь, то проблема заключается в том, что не всегда можно пре­кратить проводить с время с этими людьми. Возможно, вам приходится с ними работать или они являются ваши­ми родственниками. Что тогда делать?

Необходимо создать подходящие границы. Как гово­рит доктор Фил: «Мы сами учим людей, как обращаться с нами, показывая, к чему мы относимся благосклонно и что не принимаем в них». Когда вам приходится нахо­диться рядом с «отрицательными» людьми, используйте несколько способов того, как укрепить ваш эмоциональ­ный иммунитет:

1. Прервите цепную реакцию. Теперь, когда вы знае­те о «зеркальных» нейронах, пусть они работают вам на пользу. Если вам нужно поговорить с сердитым или не­доброжелательным человеком, сознательно смягчите ваш взгляд, сохраняйте нейтральное выражение лица, исполь­зуйте противоположную жестикуляцию и мимику. Не отражайте напряженность человека, иначе ваше тело бу­дет работать против вас, подражая его негативным чер­там.

2. Поставьте невидимый барьер. Писательница и пси­хиатр Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе Джудит Орлофф советует: когда вы не можете никуда уйти и подвергаетесь атаке губительных эмоций, пред­ставьте невидимую стену или щит вокруг вас. Это даст вам ощущение эмоциональной защиты и предотвратит ва­ше желание отвечать в такой же манере.

3. Оставайтесь на своей стороне улицы: не пытайтесь изменить другого человека. Это очень соблазнительно — считать, что вы можете помочь другим, пытаясь спасти их или указывая им на ошибки, но данный метод редко работает. Самый лучший способ повлиять на других — это вести себя так, как вы хотели бы, чтобы вели себя другие.



Одарите близких людей любовью

Лучший способ сохранить счастливые, благоприятные отношения с людьми можно определить одним словом — «благодарность». (Вспомните: «То, что вы цените, приум­ножается»!) Когда мы демонстрируем нашу благодарность за поддержку, которую получаем от близких, она поощ­ряет такое поведение и усиливает нашу к ним привязан­ность.

Потребность чувствовать благодарность других (если мы ее действительно достойны) — основная потребность человека дома и на работе. На самом деле, согласно дан­ным американского Статистического управления при Ми­нистерстве труда, 40 процентов из тех, кто бросает рабо­ту и ищет новую, делают это не из-за неудовлетворитель­ной зарплаты или большой нагрузки, а из-за того, что их не ценят.

Слишком часто мы принимаем близкие отношения как должное и тратим мало энергии на самых значимых для нас людей или уделяем им мало внимания. Психолог Джон Готтман провел исследование супружеского сча­стья, используя то, что он назвал «волшебной нормой», чтобы предсказать, разведутся или останутся в браке 700 новых, только что поженившихся пар. Под «волшебной нормой» доктор Готтман понимает следующее: пары, у которых в норме пять позитивных воздействий друг на друга на одно негативное, строят прочные семейные от­ношения. Спустя десять лет 94 процента пар, о которых он сказал, что они разведутся, больше уже в браке не состояли.

Джудит В. Умлас, автор книги «Сила признательно­сти», говорит: «Самое главное, что может сделать чело­век, чтобы поднять свой уровень счастья, — это ценить и благодарить окружающих. Недавно в статье из журнала «Гэллап Менеджмент Джорнал» я прочла о том, что, ко­гда человека ценят, уровень допамина в его крови повы­шается, а это нейрохимическое вещество напрямую связа­но со счастьем!»

В 2004 году доктор Дональд О. Клифтон и его внук Том Рат написали книгу «Насколько наполнен ваш со­суд?», основанную на результатах всесторонних исследо­ваний, которые в течение пятидесяти лет проводились со­циологами и сотрудниками Института Гэллапа. Их идею легко понять и применить в жизни: самый эффективный способ стимулировать и вдохновлять людей (то, что авторы называют «наполнить чей-то сосуд») заключается в том, чтобы особым образом искренне поощрять их и при­знавать. Когда вы наполняете чей-то сосуд, ваш уровень счастья тоже поднимается.

Если я хочу испытывать большую признательность, я использую следующий метод, который называется «Прак­тика признательности».

Это прекрасный способ обогатить ваши отношения с любым человеком — супругом, ребенком, другом или сотрудником. Мы с Сержио практикуем метод почти каждый вечер перед сном, и после этого я всегда улы­баюсь.



Упражнение

Практика признательности

1. Попробуйте понять, что вы цените в другом че­ловеке (например, «Ты заставляешь меня смеяться», «Я чувствую твою поддержку», «Ты добрый»). Когда закончите, поменяйтесь ролями (другой человек дол­жен сказать, что он ценит в себе). Возвращайтесь на­зад и проигрывайте это еще раз пять как минимум или столько раз, сколько захотите.

2. Теперь повторите это упражнение, но теперь по­думайте, что вы цените в себе. Затем очередь другого человека сказать, что он ценит в вас. Проиграйте эту ситуацию по меньшей мере пять раз или столько раз, сколько захотите.
«СЧАСТЛИВАЯ ПРИВЫЧКА ОТНОШЕНИЙ» № 2

Обеспечьте себе поддержку.

Вы должны сделать это сами, и вы не можете сделать это в одиночку.

Мартин Рутте, корпоративный консультант и оратор

Иногда нам требуется большая поддержка, чем та, ко­торую нам могут обеспечить друзья или семья. Когда в нашей жизни наступают тяжелые времена или когда мы решаем реализовать свою мечту, самые близкие нам люди могут сочувствовать нам, становиться на нашу сторону или сказать нам, что мы все делаем правильно, — вместо того чтобы предложить нам свою силу и честность, кото­рые необходимы, чтобы двигаться вперед.

Часто лучший способ обеспечить себе поддержку — это самим создать группу или присоединиться к группе, которая регулярно собирается и чьей единственной целью является обеспечение руководства и надежного взаимодей­ствия. Старайтесь не следовать моделям поведения жертвы.

Во время нашего исследования Кэрол встретила жен­щину, которая сразу же произвела впечатление своей дружелюбностью, любовью и открытостью и поведала нам нижеизложенную историю. Когда Кэрол сообщила ей, что мы пишем книгу о счастье, женщина рассказала, что она узнала о том, как стать по-настоящему счастли­вой, много лет назад. Она любезно согласилась поделить­ся своими знаниями с нами. Хотя Молли Бейкер — не настоящее имя нашей знакомой, в ее внутреннем покое и благоденствии не приходится сомневаться. История Мол­ли — прекрасный пример той роли, которую играет груп­па поддержки в нашем продвижении к большему счастью.

История Молли. Вот для чего нужны друзья

Мы с Джоном (псевдоним) встретились в октябре, а руку и сердце он предложил в декабре. Я немедленно со­гласилась. Мне не нужно было раздумывать над этим: ме­ня очень тянуло к нему. Кроме того, что он окончил один из университетов «Лиги плюща» и устроился на от­личную работу, Джон был успешным человеком и приро­жденным лидером — имел те качества, которых я была лишена. К тому же мне исполнился двадцать один год, и я чувствовала, что готова выйти замуж. Было начало 50-х годов, и я не ставила себе карьерных целей, желая по­пробовать себя только в роли жены или матери.

Даже когда мы с Джоном поженились, мы еще не очень хорошо знали друг друга.

Вскоре я узнала, что мой муж; пьет — часто и много.

Первый год замужества был для меня очень несчаст­ливым. Джон, работающий алкоголик, был слишком занят тем, что создавал себе имя в своей компании. Он работал поздно, почти все ночи, затем посещал деловые встречи, возвращаясь домой когда попало, почти всегда подшофе. До сих пор, сколько бы он ни пил, казалось, что у него не бывает похмелья. Он неизменно прибывал в офис вовремя и никогда не пропускал рабочих дней. Его босс даже не подозревал о его проблеме.

Я же, наоборот, остро ее осознавала. Когда Джон пил, он полностью менялся: он шатался, спотыкался, становился шумным и сентиментальным. Мне было очень неловко сходиться рядом с ним. Случались и аварии — к счастью, серьезно повреждены были только машины — и по­ездки в отделение экстренной медицинской помощи, чтобы заложить ему швы на раны. Мне было стыдно рассказывать моим родителям и сестрам, что в действительности происходит в моей жизни.

Когда я выражала недовольство Джону в связи с тем, что он много пьет, он всегда отрицал свою зависимость от алкоголя, заявляя, что я глупая или смешная. И самое ужасное, что я верила ему. К тому же я видела, что, когда сердилась на него за пьянство, ему становилось не­ловко, и только поэтому он начинал защищать себя. Но все это приводило только к тому, что он пил еще больше. Я знала, что все идет не так, но не понимала, как это исправить. Ситуацию усложняло еще и то, что Джон в душе был очень хорошим человеком. Когда он не был пьяным, мне нравилось проводить с ним время, я его уважала, мое несчастливое состояние и невысказанное раздражение неуклонно росли, как и мое одиночество.

Когда на свет появился наш сын, а затем дочь, жизнь тала более терпимой. Годы летели, я спасалась тем, что крутилась, как белка в колесе и была слишком занята, чтобы думать о сложившейся ситуации. Со стороны мы выглядели как нормальная семья, но при закрытых дверях гои отношения с Джоном неизменно ухудшались.

Когда я жаловалась на Джона моим двум близким подругам, они всегда сочувствовали мне. Это, конечно, было хорошо, что я могла изливать им душу, но обсуж­дать с ними год за годом одно и то же не побуждало меня расти или меняться.

Мы прожили с Джоном уже двадцать три года, когда его пьянство дошло до крайней стадии, которую я рань­ше и представить себе не могла. Однако он по-прежнему отрицал свою болезнь. Я чувствовала себя опустошенной. Я не знала, сколько еще смогу выдержать.

Однажды ночью я проснулась из-за того, что, рыдая от бешенства, я колотила Джона в грудь. Все мое раздра­жение, которое я старалась не замечать, выплеснулось во сне. Джон, напившийся накануне, храпел и даже не про­снулся. После этого я тихо лежала, понимая, что я про­сто больная женщина. Я погрузилась в отчаяние, но страх остаться одной, когда мне придется самой себя как-то поддерживать, страх огорчить родителей и моих детей, несмотря на то, что они уже выросли, парализовал меня.

Затем, несколько недель спустя, одна моя подруга расска­зала о группе поддержки, куда входили люди, вынужденные жить с алкоголиками. «Мы обе замужем за алкоголиками. Давай сходим туда!» — сказала она. Я охотно согласилась.

Мы приехали в церковь, где проходило собрание груп­пы «Ал-Анон», и зашли в помещение, в середине которо­го были поставлены в круг складные стулья. Когда все расселись, собрание началось.

Меня поразила открытость людей. Каждого человека внимательно выслушивали и принимали, и я чувствовала безоговорочную любовь, царившую в составленном из стульев круге и охватывающую людей, которые были тут постоянными посетителями, и новичков. Возникло ощуще­ние, будто я только что вошла с холода в отапливаемое помещение: все мое тело расслабилось в тепле этой встре­чи. Помимо того, что я представилась, я могла больше ни­чего не говорить, пока не появится такое желание. Я си­дела и внимательно слушала, как люди делятся своими переживаниями, которые были мне хорошо знакомы.

Я начала посещать эти встречи два-три раза в неделю. Мне все не хватало любви и ободрения, которыми все здесь так свободно делились. Никто никого не критиковал и не осуждал, и, что самое главное, эти люди не позволи­ли мне застрять в жалости к себе. Очень мягко группа по­могла мне перенести мое внимание с Джона и его поступ­ков на поиск силы и веры в мою новую жизнь, что бы это для меня ни значило. Мне не давали советов. Я просто слушала разные истории от людей, находившихся в такой же ситуации, как и я, и нашедших силы двигаться вперед.

После каждой встречи люди всегда подходили ко мне и обнимали меня, шепча на ухо утешительные и подбад­ривающие слова. Я все в себя впитывала как губка. И по­тихоньку начала чувствовать себя здоровой.

До сих пор дома мне приходилось несладко. Когда Джон напивался, я все еще ощущала себя в роли жертвы, меня все еще убивало его отрицание проблемы, но теперь после каждого конфликта, вместо того чтобы барахтаться в своей беспомощности, я делилась своим опытом с груп­пой и уходила оттуда, нацеленная на свои собственные достоинства, каждый раз на шаг ближе к спокойствию и безмятежности в душе.

Однажды поздно ночью, через полтора года после то­го, как я впервые открыла для себя мой «круг поддерж­ки», Джон пришел домой в два часа ночи совершенно пьяный. Он ощупью добрался до нашей спальни, громко разговаривая сам с собой. Он вызывал у меня чувство от­вращения.

Я посмотрела на этого человека, который был моим мужем больше двадцати лет, и все, что ощутила, — это лишь жалость и спокойную уверенность в том, что я не хочу находиться с ним в комнате, когда он в таком со­стоянии. Я изумилась полному спокойствию в душе. Меня до сих пор охватывают эмоции, когда я вспоминаю этот момент: страх пропал.

Четко и спокойно я сказала: «Джон, я собираюсь спать сегодня в другой комнате». Встала и пошла в спальню для гостей.

Он последовал за мной, пытаясь спорить: «Да ладно тебе, что ты делаешь? Возвращайся в спальню». Это было его обычное отрицание проблемы. Я посмотрела ему пря­мо в глаза: «Нет, Джон, я буду спать здесь. Увидимся ут­ром». В моем голосе не было ни капли волнения или зло­сти, что меня удивило так же, как и его. Он ушел из комнаты, и я легла спать, чувствуя в себе больше силы и благополучия, чем когда-либо раньше.

На следующее утро я села рядом с Джоном и сказала ему: «Джон, я больше не могу терпеть твое поведение, я хочу жить отдельно». При этих словах кровь отлила у чтобы первый раз прийти сюда, и делаю все возможное, чтобы успокоить их и приободрить. Я очень хорошо знаю магию этих комнат и силу группы поддержки, которые способны помочь людям найти свою дорогу в жизни.



Ветер под крыльями

Хотя я сама никогда не посещала 12-ступенчатую про­грамму, которую прошла Молли, знаю, что она помогла миллионам людей. Любая группа, которая напоминает вам о глубинной правде вашей души, ценится на вес зо­лота. Я знаю это, потому что мне выпала удача много лет быть участницей женской группы поддержки, которая помогала мне придерживаться правильного жизненного пути и продолжать искать настоящее счастье.

В 1987 году я пошла на семинар, называвшийся «Тре­нинг по самообретению жизненной энергии», который вел прекрасный психиатр Али Наджафи. В конце занятия Али посоветовал нам сформировать группы, чтобы под­держивать скорость движения энергии в нашей жизни. Пять женщин — Холли, Дженифер, Сэнди, Дженис и моя дорогая подруга и соавтор Кэрол — присоединились ко мне, чтобы образовать замечательную группу поддержки; мы быстро стали одной семьей. С годами в нашей группе появились еще две участницы — Лэйн и Ками. Каждую неделю мы встречались в чьем-нибудь доме — хозяйка дома должна была предоставить угощение — и дважды рассказывали по кругу сначала о своих победах на про­шлой неделе, а затем делились планами на предстоящую неделю. Мы просили группу о поддержке в тех изменени­ях, которые собирались внести в жизнь, и как можно сильнее подбадривали друг друга. Все, о чем говорилось на этих встречах, оставалось между нами, и мы старались предоставить всем равное количество времени, чтобы вы­говориться, хотя иногда нарушали эти правила — если у кого-то случалась кризисная ситуация, которая требовала более длительного обсуждения. Мы многое пережили вместе: свадьбы (включая свадьбу Холли с моим бывшим молодым человеком, который разбил мне сердце), рожде­ния детей и разводы. Я увидела, насколько мы сплочены, когда нам пришлось пережить общую трагедию — вне­запную смерть одной из нас.

Одним холодным снежным утром Сэнди погибла в результате аварии. Поскольку она жила одна и у нее не было близких родственников, забота об организации ее похорон легла на нас, ее группу поддержки. На прощаль­ной церемонии мы говорили не только о женщине, кото­рую все бесконечно любили, но также о благодарности и любви по отношению друг к другу. Когда десять лет спустя я переехала, сразу же нашла другую группу жен­щин и присоединилась к ней. Этот тип поддержки играл такую важную роль в моей жизни, что я искала его всег­да и везде.

Важность и сила поддержки одинаковы во всем мире. Зайнаб Салби, с которой вы познакомились в третьей главе, рассказала мне чудесную историю, иллюстрирую­щую это. Работая с выжившими в войне людьми в Боснии и Герцеговине, Зайнаб однажды в маленькой деревушке встретилась с группой женщин. Одна женщина, которая находилась в состоянии уныния, призналась, что ее регу­лярно бьет муж. Она не собиралась бросать его, она про­сто хотела, чтобы он перестал ее бить. Самое ужасное, что она обвиняла себя в его жестоком поведении. Другие женщины в группе обнимали ее, плакали вместе с ней и признавались, что у них такие же проблемы. Эта группа решила принять меры. Они попросили женщину, чтобы она договорилась со своим сыном о том, что он должен поднять тревогу, когда в следующий раз муж начнет ее бить.

На следующий день муж начал ее избивать. Ее сын подошел к окну, как и было задумано, и стал кричать другим женщинам из группы: «Помогите! Моей матери нужна помощь!» Каждая бросила все свои дела. В тапках и платках они пришли к дому, окружили его и начали кричать озверевшему мужчине: «Если ты собираешься продолжать издеваться над ней, тебе придется ударить каждую из нас! Ты будешь избивать нас тоже?» Тот, изумленный и пристыженный, перестал бить свою жену. Другие мужчины, высунувшись из окон своих домов, ви­дели, как женщины объединились, и начиная с этого дня число случаев домашнего насилия в деревушке значитель­но уменьшилось.



Создайте команду вашей мечты

Обеспечить себя поддержкой можно по-разному. Нэн­си Ферзетсер, одна из «ста счастливчиков», рассказала мне о своей уникальной группе поддержки, которая включала Альберта Эйнштейна, Хелен Келлер, мать Тере­зу, Ганди, Гёте, Авраама Линкольна, Лао-цзы и многих других женщин и мужчин настоящего и прошлого. Нэнси написала цитаты из их книг и речей на листочках и рас­клеила их по всему дому и офису. Некоторые были вставлены в рамки, другие — просто приклеены к стеклу, на стену рядом с компьютером, телефоном, кухонной ра­ковиной. Куда бы она ни посмотрела, она круглосуточно видела воодушевляющие ее напоминания от ее собствен­ной «команды мечты», доказав этим, что поддержка мо­жет не ограничиваться временем и пространством!

Значимость группы поддержки в том, что вы создаете КОМАНДУ, когда совместно с остальными каждый доби­вается большего. Это основано на древнем принципе: ко­гда двое или больше людей собираются для достижения общей цели, они умножают свои силы и быстрее и легче достигают желаемых результатов.

Вы можете использовать следующее упражнение, что­бы проводить встречи с вашей собственной группой под­держки.



Упражнение

Порядок проведения встречи группы поддержки

1. Образуйте свою группу, для этого найдите пять-семь человек, которым вы доверяете и которых ува­жаете. Договоритесь о времени встреч (рекомендуется встречаться раз или два в месяц). Периодически ме­няйте человека, который ведет встречу, и решите, кто будет следить за соблюдением регламента.

2. Пусть встреча начинается с того, что лидер обра­тится к вам с призывом или вдохновляющей цитатой.

3. Каждому человеку дается 3—4 минуты, чтобы поделиться с группой своими победами и достиже­ниями со дня предыдущей встречи.

4. Каждый человек 10—15 минут делится своими намерениями или планами на будущее либо просит помощи у других членов группы.

5. Каждый человек рассказывает о поступке, который он собирается совершить перед следующей встречей, чтобы реализовать свои стремления или хотя бы про­двинуться к ним (например: «Я собираюсь делать физи­ческие упражнения три раза в неделю по полчаса»).

6. Пусть ведущий встречи завершит ее словами бла­годарности или высказыванием положительных мыс­лей.

Важно, чтобы все следовали общим правилам: слу­шали не перебивая, избегали моделей поведения жерт­вы (обвинение, стыд, жалоба), предлагали свои советы только тогда, когда их об этом просят, и соблюдали конфиденциальность.


«СЧАСТЛИВАЯ ПРИВЫЧКА ОТНОШЕНИЙ» № 2

Воспринимайте мир как вашу семью.
Люди больше похожи друг на друга, чем не похожи...

Старайтесь дарить себя... даже тем людям, которые

не похожи на вас. Вы принадлежите всем,

и все принадлежат вам.

Майя Анжелу, писательница и поэт

В моих беседах со «ста счастливчиками» я заметила, что они воспринимают мир как свою семью. В своей люб­ви, сочувствии, жалости и заботе, которые являются есте­ственным результатом «счастья без причины», они не ог­раничены только родственниками и друзьями, но дарят их всему человечеству. Национальность, раса или религия не являются для них камнем преткновения. «Счастливые без причины» видят, что люди повсюду похожи на них и что мы все хотим одного и того же: любви и счастья. Они всегда чувствуют себя частью большой семьи, у них входит в привычку отдавать другим все возможное, где бы они ни находились.

«Сто счастливчиков» считают, что их счастье — это один из лучших подарков, который они могут преподне­сти миру. В моем интервью с Лиз Гилберт (ее историю вы читали в седьмой главе) она рассказала, что после то­го, как была опубликована ее книга «Есть, молиться, любить», журналисты часто задавали ей вопрос: «Вам не кажется, что это было немного эгоистично — путешествовать по миру, чтобы найти себя?» Она всегда отвечала: «Знаете что? Я думаю, что было бы эгоистичнее провести остаток жизни в самовлюбленном, депрессивном, тревож­ном страдании. Такой человек не может ничего дать об­ществу, его появление в любом месте ничего не изменит, он ничего не дает окружающим людям. Лучшее, что я могу предложить миру, это оставаться здоровой и разум­ной ».

Когда я искала «счастливчиков», мой коллега по биз­несу рассказал мне о своей подруге Хэппи Оэйсис. Когда я услышала ее имя, решила, что интервью с ней будет очень интересным. Так и случилось. Хэппи оправдывает свое имя. В следующей удивительной истории Хэппи опи­сывает свой опыт, который она обрела больше двадцати лет назад, путешествуя по Азии. Она узнала, что в дейст­вительности означает воспринимать мир как свою семью и помогать другим людям, разделяя с ними свое счастье.

История Хэппи.

Мужчина-улыбка

Я всегда была свободным от забот человеком. И когда в 1983 году окончила школу, вместо того чтобы посту­пить в один из университетов «Лиги плюща», как ожидали мои родители, уехала в Австралию. Следующие несколько лет я путешествовала и зарабатывала деньги, прокладывая

себе дорогу по Австралии и Юго-Восточной Азии и сле­дуя своему собственному курсу изучения антропологии.

Когда я уезжала из Соединенных Штатов, представля­ла собой наивную и обеспеченную восемнадцатилетнюю девушку. Мне казалось, что я счастливый человек, хотя, оглядываясь сейчас назад, понимаю, что даже не ведала, что такое счастье. Я просто не знала о страданиях чело­вечества, пока не попала в страны третьего мира.

Я отправилась в Бангладеш, чтобы изучать местное население. И когда приехала в столицу, город Дакку, об­наружила, что, кроме муссонных дождей, там был широ­ко распространен голод, из-за которого по всей стране болели и умирали люди.

Однажды утром я села в автобус в Дакке, следовав­ший через самые отдаленные области страны. В автобусе я была единственной уроженкой Запада. Вдобавок я была блондинкой с голубыми глазами и выглядела очень моло­до — это в мусульманской стране, где женщин почти не было видно. Я пыталась одеться в мусульманском стиле, обернув голову черным саронгом и закрыв по возможно­сти руки и ноги, но знала, что очень выделяюсь, поэтому чувствовала себя некомфортно.

Вскоре мы выбрались из города и поехали по сельско­хозяйственным районам и маленьким деревенькам. Все время шел сильный дождь, и в определенный момент ав­тобусу пришлось съехать с размокшей дороги на поле, чтобы избежать аварии. Я видела, как началось наводне­ние в маленькой деревушке поблизости. Место, где оста­новился наш автобус, быстро оказалось в окружении воды, и толпы людей из деревни направились к нашему ост­ровку размером с футбольное поле, так как тут земля была чуть выше. Скоро здесь столпились сотни худоща­вых людей, в основном дети, босые и одетые в лохмотья, они ложились на землю рядом с автобусом. К своему ужасу, я поняла, что они умирают: дизентерия и недоста­ток еды сделали свое дело.

Вскоре я осталась единственным человеком, который не высадился из автобуса, чтобы посмотреть, что проис­ходит, или, возможно, чем-то помочь другим. Я сидела одна и спрашивала себя, что я могу сделать для них. Пер­вой наивной мыслью было обналичить дорожные чеки на 2000 $, лежавшие в моем поясе и предназначенные для того, чтобы оплатить еще год или два моих путешествий, и купить на них еды для этих людей. Однако я сразу по­няла, что не смогу добраться до банка.

Затем я подумала: «А что, если использовать 150 $ в бангладешской валюте, чтобы купить каждому еды в про­дуктовом магазине?» Но, поглядев на наводненную дере­вушку и на рисовые поля вокруг нашего островка, поня­ла, что еды нигде купить нельзя.

Моей следующей отчаянной мыслью было: «Конечно, скоро появится Красный Крест. Должен появиться!» Дождь продолжал лить, и через час я уже не верила в то, что работники Красного Креста находятся на пути к нам. Су­дя по тому, как далеко мы находились от их офиса, я сомневалась, что они вообще когда-нибудь приедут.

Я начала плакать. Меня не очень беспокоило собст­венное спасение, у меня с собой был маленький рюкзак с водой, немного еды и смена одежды. После года путеше­ствий я привыкла к очень тяжелой жизни. Но я чувство­вала себя такой беспомощной, думая, что ничего не могу сделать в данной ситуации!

Я что-то услышала и, подняв голову, увидела мужчину в набедренной повязке, вставшего на ступеньку автобуса. Он был хилый, тощий, и, хотя ему, наверное, было лет тридцать пять, он выглядел очень старым. Он проковылял ко мне, держась за спинки деревянных автобусных сиде­ний, чтобы не упасть. Остановился рядом, некоторое вре­мя пристально глядел на меня, потом протянул руку и дотронулся до моих волос, которые слегка виднелись из-под платка на голове. В другой раз я бы не позволила незнакомцу трогать мои волосы, но меня смутили его глаза. Это были глаза привидения — кого-то, кто уже умер. Когда он убирал руку, я обратила внимание на его пальцы или, вернее, на то, что от них осталось. Это были покрытые чешуйками обрубки, в два раза короче длины обычных пальцев. Я застыла: мужчина оказался прока­женным. Прежде чем я успела как-то отреагировать, он повернулся и, ковыляя, вышел из автобуса, растворившись в толпе. Потрясенная этой встречей, я сидела в тишине, чувствуя себя как рыба без воды, еще более беспомощ­ной, чем раньше.

Я все еще была очень встревожена, когда через не­сколько минут другой мужчина подошел к окну автобуса и начал глазеть на меня. Он выглядел так же, как и дру­гие люди в Бангладеш, — полуголый, очень худой и босой, единственное его отличие от других заключалось в том, что он широко улыбался.

Мне вдруг показалось страшно неуместным то, что он улыбается при таких обстоятельствах. Сквозь слезы я гру­бо сказала ему: «Как вы можете улыбаться в такой ситу­ации? »

К превеликому удивлению, он ответил мне на чистей­шем английском языке: «Улыбка — это все, что я могу подарить, мадам». Меня потрясла сила этих простых слов. Они перевернули весь мой внутренний мир и мои понятия о помощи другим людям с ног на голову. Я не успела от­ветить, как он кивнул мне и сказал: «Идем, идем со мной ».

Я вышла из автобуса и пошла рядом с ним под дож­дем. Мы провели десять часов, перемещаясь по полю и напевая песни то одному умирающему человеку, то дру­гому. «Мужчина-улыбка», как я назвала своего спутника, вставал на колени рядом с каждым человеком и выводил красивые, трогательные мусульманские напевы, я же пела христианские песни, которые выучила в летнем лагере.

Наше пение — в основном, пение Мужчины-улыбки, так как у него это получалось лучше, чем у меня, — ус­покаивало людей и как будто приводило их в состояние покоя. Иногда он гладил человека по лбу или трогал его плечи и побуждал меня делать то же самое. Я стеснялась это делать, если нам попадался мужчина, так как в му­сульманских странах женщины не должны трогать муж­чин, если не связаны с ними родственными узами, но при данных обстоятельствах это было возможно. Мы пели,

пока человеку не становилось лучше, что выражалось в слабой улыбке или расслаблении тела. Затем мы оставля­ли его отбывать в царство Смерти или оставались с ним, пока он не уходил от нас. Часы шли, а мы все обходили и обходили поле, напевая песни множеству людей.

В определенный момент, когда мы аккуратно прокла­дывали свой путь через лабиринт тел, я узнала человека из автобуса, прокаженного, который потрогал мои воло­сы, — он лежал без движения. Я остановилась и пригля­делась к нему. У него были закрыты глаза, и он как буд­то сливался с землей. Затем я вдруг резко осознала, что он умер. Меня пронзили острая боль и печаль, я так хо­тела побыстрее его найти! Произнеся тихую молитву, я повернулась и поспешила, чтобы догнать Мужчину-улыб­ку, который уже встал на колени рядом с ребенком и на­чал петь.

Время от времени в течение дня мы разговаривали с Мужчиной-улыбкой. Иногда окружающая обстановка дей­ствовала так угнетающе, что я начинала плакать. Он не обращал внимания на мои слезы, но один раз сказал: «У нас есть причина для слез, но мы не плачем. Тебе нечего оплакивать. Почему ты плачешь?» Он сказал это добро­желательно, но с отеческой строгостью. Это был его спо­соб попросить меня взять себя в руки, как если бы он сказал: «Соберись. Давай сделаем все, что в наших си­лах».

Дождь наконец прекратился. Водитель призвал всех сесть в автобус. Я попрощалась с Мужчиной-улыбкой и села на свое место. Я сидела в ожидании отправки и понимала, что, возможно, никогда его больше не увижу. И все-таки он стал моим героем. Я восхищалась его муд­ростью и тем, что могу назвать предприимчивостью. Без пенни, доллара или какой-либо материальной вещи он об­легчал страдания сотен людей, предлагая им свою любовь и радость. Я мысленно поклялась быть такой же, как этот улыбчивый человек.

После этого я поставила своей целью стать настолько счастливой, насколько возможно, чтобы делиться этим счастьем с как можно большим количеством людей и от­носиться к каждому, кого я встречаю, как к члену моей семьи. Даже здесь, в Америке, если вы пойдете в продук­товый магазин, банк или куда-то еще, вы не знаете, что происходит с людьми, которых вы видите. У кого-то мо­жет быть ужасная депрессия, и я поняла, что, просто улыбаясь, открывая себя, обращаясь к другим и даря се­бя так, как это делал Мужчина-улыбка, действительно могу дать человеку облегчение и свет. Вот почему я ре­шила изменить имя и фамилию и назвать себя Хэппи Оэйсис1 — мне хочется быть оазисом счастья для всех. Это здорово, потому что я могу носить этот оазис с собой повсюду. Это основа высокого уровня счастья, которым я сегодня наслаждаюсь.

Мужчина-улыбка показал мне, что дарить любовь дру­гим не так сложно и трудно. Я знаю не понаслышке, что, если у вас ничего нет, кроме улыбки, этого может быть достаточно.

Happy Oasis (англ.) — счастливый оазис.


Сила общности

Улыбка — это всемирно признанный знак дружелю­бия и добрых намерений. Даже быстро промелькнувшая улыбка может очень сильно повлиять на вашу жизнь. Я слышала, как Кэролайн Мисс рассказывала историю из своей книги «Проявления невидимой силы», иллюстри­рующую эту идею. В истории рассказывается о молодом человеке, который чувствовал себя настолько подавленно, что решил покончить с собой. Когда он стоял на углу улицы и ждал, пока проедет машина, женщина за рулем посмотрела прямо на него и одарила его широкой улыб­кой. Эта улыбка была такой теплой и заботливой, что убедила молодого человека: добро все еще существует в мире. Поэтому он отказался от самоубийства. Неважно, кто вы и где вы находитесь, искренняя улыбка перекры­вает большую разницу в возрасте и культурные различия, она создает ощущение общности.

Роберта Бисуос-Динера часто называют Индианой Джон­сом в позитивной психологии, потому что он путешество­вал по отдаленным странам и регионам, изучая счастье. Он открыл, что ощущение общности очень сильно влияет на счастье даже среди самых бедных жителей земного шара. Бисуос-Динер вместе со своим отцом Эдвардом Ди-нером исследовал уровень удовлетворенности жизнью без­домных людей и обитателей трущоб в Калькутте. Резуль­таты оказались очень интересными. Хорошие социальные отношения и здоровые взаимоотношения в семье делали жителей трущоб в Калькутте более жизнерадостными и позволяли им противостоять отрицательному воздействию страшной нищеты.

Именно Роберт познакомил меня с еще одним «счаст­ливчиком» — Роко Великом, молодым режиссером-доку­менталистом, чей первый документальный фильм «Блюз Чингисхана», снятый совместно с его братом Адрианом, был номинирован на премию «Оскар» в 2000 году и по­лучил много наград. На данный момент Роко снимает фильм про счастье, который называется «Счастливая ре­волюция», поэтому он ездит по многим странам, включая Бразилию, Индию, Намибию и Японию, чтобы запечат­леть, как люди по всему миру переживают (или не пере­живают) счастье. Основываясь на том, что он открыл во время своих путешествий, Роко тоже считает, что чувство принадлежности к некой общности, чувство единения не­обходимо для поддержания благосостояния и счастья.

В нашем интервью Роко рассказал, что ездил в Япо­нию, потому что слышал из многих источников, что ма­териально обеспеченные и состоятельные жители этой страны в эмоциональном плане не столь благополучны. Его поразило, что в токийском метро 80 процентов пас­сажиров либо спят, либо пытаются заснуть. Поскольку у большинства людей здесь работа стоит на первом месте, они стремятся работать чрезмерно долго, иногда по двад­цать часов в день. Эта преданность результативности ото­бражается не только в лишении сна, но и в мизерном ко­личестве общения с другими людьми.

Однако Роко также слышал, что самых долгоживущих людей на Земле можно найти именно в Японии, особенно на Окинаве. Он знаком с результатами исследования, по­казывающего, что счастливые люди дольше живут, по­этому вместе со своей съемочной группой он двинулся из Токио в маленькую деревушку на острове Окинава. Он хотел увидеть, имеет ли долголетие отношение к счастью.

Там Роко нашел небольшой очаг счастья. Многим лю­дям, которых он встречал, было уже за девяносто лет, и хотя они проводили свои дни, обрабатывая землю под палящим солнцем, и вели, как мы назвали бы это на За­паде, примитивный образ жизни, радость в их жизни бы­ла ощутима. Еще больше поражает тот факт, что подав­ляющая часть долгожителей состояла из женщин, поте­рявших своих сыновей и мужей, когда Окинаву сровняли с землей во время Второй мировой войны. Однако вместо горечи и печали по поводу этих потерь женщины излуча­ли хорошее настроение и счастье.

Все дело в сильном ощущении общности, владеющем островитянами. Каждый вечер пятницы жители Окинавы собирались и танцевали. В то время как играл ансамбль, все, начиная от детей и кончая пожилыми дамами, танце­вали вместе под традиционную японскую музыку. Роко сказал, что все хорошо проводили время, даже подрост­ки, чьи сверстники в Америке вряд ли участвовали бы в подобных мероприятиях. Высокий уровень радости на Оки­наве демонстрирует, какую важную роль играет чувство общности в поддержании индивидуального счастья.

А что, если бы это чувство охватило весь мир? Пред­ставьте, что будете чувствовать себя комфортно с кем угодно и где угодно так же, как если бы вы общались со своими друзьями или семьей! Вот что по-настоящему оз­начает воспринимать мир как свою семью. Американка палестинского происхождения Наоми Шиаб Най, знаме­нитый поэт и эссеист, поделилась своими впечатлениями, которые она получила в аэропорту Альбукерке:

«Узнав, что мой рейс задерживают на четыре часа, я услышала объявление: «Если кто-нибудь около секции 4-А понимает по-арабски, пожалуйста, немедленно подойдите».

Секция 4-А была моей секцией, поэтому я прошла ту­да. Старая женщина в традиционных палестинских одеж­дах, какие носила и моя мать, лежала на полу, громко причитая. «Пожалуйста, помогите, — попросил человек из службы обеспечения полетов, — поговорите с ней. Что у нее случилось? Мы сказали ей, что полет задерживает­ся на четыре часа, и вот что с ней стало!» Я наклонилась к женщине, обняла ее и, запинаясь, обратилась к ней по-арабски.

Услышав мои слова, хоть и сбивчивые, она перестала причитать. Оказалось, она думала, что наш рейс отмени­ли, а ей нужно было на следующий день оказаться в Эль-Пасо, чтобы получить там необходимую медицинскую по­мощь. Я ей сказала: «Нет, нет, все хорошо. Вы добере­тесь туда, просто позже. Кто вас встречает? Давайте по­звоним ему».

Мы позвонили ее сыну, и я поговорила с ним по-анг­лийски. Я сказала ему, что пробуду с его матерью до вы­лета, а в самолете сяду рядом с ней. Затем, поскольку нам все равно нужно было ждать, мы позвонили другим ее сыновьям. Потом мы позвонили моему отцу, и они с моей новой знакомой немного поговорили по-арабски. Естественно, тут же выяснилось, что у них около десяти общих друзей.

Затем я подумала: «Чем черт не шутит — а почему бы не позвонить каким-нибудь знакомым палестинским поэтам, чтобы она могла поболтать с ними?» Это заняло еще два часа. После этого она много смеялась, рассказы­вала о своей жизни, хлопая меня по колену, отвечала на мои вопросы. Она достала из сумки кулек с печеньями «мамуль» домашнего приготовления, такими маленькими, крошащимися, посыпанными сахарной пудрой шариками с начинкой из фиников и орехов, и предложила их всем женщинам, которые находились в секции 4-А. К моему удивлению, ни одна женщина не отказалась. Это было похоже на причастие. Путешественница из Аргентины, женщина с ребенком из Калифорнии, красивая женщина из Ларедо и я — мы все были покрыты сахарной пудрой. Мы все улыбались. Мы никогда не пробовали лучшего печенья.

Затем авиакомпания предложила бесплатные напитки в трех огромных холодильниках, и две маленькие девочки с нашего рейса, афроамериканка и американка мексикан­ского происхождения, всем нам принесли яблочный сок и лимонад. Девочки тоже были покрыты сахарной пудрой.

Я заметила, что у моей новой подруги — мы уже к этому моменту держались за руки — из сумки торчало лекарственное комнатное растение с зелеными пушистыми листьями. Такова древняя традиция той страны, откуда приехала женщина: путешествуя, надо было брать с собой растение, чтобы нигде «не утратить корни».

Я оглядела секцию — ни один человек в ней после случая с палестинской женщиной не испытывал расстрой­ства или тревоги из-за задержки рейса. Все угощались пе­ченьем. Я захотела обнять всех и подумала: «Я хочу жить в этом мире. В нашем общем мире».

Такое может случиться где угодно. Не все еще поте­ряно».

Чем больше мы относимся к незнакомцам как к нашей семье, тем счастливее мы можем стать. Следующее уп­ражнение поможет вам приобрести привычку восприни­мать мир как вашу семью.

Упражнение

Мир это моя семья

Попробуйте в какой-нибудь из дней относиться к людям, которых вы встречаете, как к своей собствен­ной матери, ребенку или близкому родственнику. Уп­ражняйтесь на работе, в магазине, в любом коллекти­ве, в командировке. Дайте людям почувствовать себя значимыми, любимыми, уважаемыми и оцененными по достоинству. Делайте это сознательно, с намерением преобразить мир к лучшему. Проверьте в конце дня, как вы себя чувствуете. Вас может удивить, что после того, как в течение дня вы проявляли к кому-то забо­ту, вы получите прекрасные результаты, чувствуя себя настолько счастливыми и спокойными, насколько же­лали этого другим.



Резюме и «Ступеньки к счастью»

Когда вы развиваете поддерживающие вас отношения, вы используете эмоциональную заразительность себе на пользу, окружаете себя поддержкой и воспринимаете мир как свою семью. Благодаря всему этому вокруг вашего «дома для счастья» разрастается прекрасный сад. Исполь­зуйте следующее пошаговое руководство, чтобы упраж­няться в «счастливых привычках отношений»:

1. Используйте вашу внутреннюю навигационную сис­тему, чтобы определять, поддерживают вас отношения или отравляют вашу жизнь. Находите «розы и сорняки» в ва­шем саду.

2. Используйте эмоциональные барьеры, когда вам на­до общаться с отравляющими жизнь людьми.

3. Ежедневно делайте упражнение «Практика призна­тельности» в течение одной недели.

4. Если вам нужно, ознакомьтесь с 12-ступенчатой про­граммой, которая может помочь вам в трудной ситуации.

5. Создайте группу поддержки и установите расписа­ние регулярных встреч.

6. Воспринимайте мир как свою семью, так как в лю­дях больше общего, чем разного. Распространяйте сердеч­ную доброту на каждого человека, которого вы встречае­те на своем пути.


ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

СЧАСТЬЕ БЕЗ ПРИЧИНЫ НАВСЕГДА

Наше дело быть счастливыми. Его святейшество Далай-лама

<< предыдущая страница   следующая страница >>
Смотрите также:
Книга №1 про счастье практическое руководство по обретению счастья marci shimoff with Carol kline
3785.1kb.
14 стр.
Книга №1 про счастье рактическое руководство по обретению счастья marci shimoff with Carol kline
3829.21kb.
14 стр.
В. Д. Клиническая и медицинская психология: Практическое руководство
351.55kb.
1 стр.
Урок по сказке «Общее счастье»
52.35kb.
1 стр.
Формула счастья
41.07kb.
1 стр.
Руководство по фэн-шуй школы чтения ци выражаю глубочайшую благодарность: Своей матери, которая настояла на том, чтобы я получил хорошее образование
691.7kb.
4 стр.
ВлечениеЕлена Усачева
3885.11kb.
19 стр.
Книга Толтекской Мудрости Практическое Руководство
766.42kb.
5 стр.
Правдина Наталия Полная энциклопедия женского счастья
5604.36kb.
44 стр.
Руководство по развитию силы фредерик К. Хэтфилд всестороннее руководство по развитию силы
4584.46kb.
20 стр.
Руководство по летной эксплуатации книга 1
4022.61kb.
21 стр.
Тема консультации: «Основные источники счастья и здоровья»
30.93kb.
1 стр.